Народные антифеодальные движения в России в первой половине XIX века Печать
История СССР - Россия в первой половине 19 века

Обострение конфликта между развивавшимися новыми социально-экономическими процессами и феодальным строем выражалось в росте массового антикрепостнического движения.

Крепостное крестьянство составляло основную социальную силу, боровшуюся против феодально-крепостнических порядков.
В условиях развития капиталистического уклада и разложения феодально-крепостнической системы хозяйства, когда устаревшие патриархальные отношения являлись главным препятствием в экономическом развитии страны, феодальный гнет становился для крестьян особенно нетерпимым. Рост крестьянского движения был связан не только с усилением феодальной эксплуатации и ухудшением положения крестьянства, но и со все более настойчивым стремлением его добиться свободы хозяйственной деятельности.
Крестьянское движение заметно усиливается во второй четверти XIX в., когда феодальные отношения вступают в полосу обостряющегося кризиса. Если за первую четверть XIX в. было зарегистрировано 651 крестьянское волнение (в среднем 26 волнений за год), то за вторую — 1089 волнений (в среднем 43 волнения за год). Но особенно выделяется последнее предреформенное десятилетие (1851 — 1860), на которое приходится 1010 волнений (в среднем по 101 волнению за год). Крестьянские волнения приобретали всероссийский размах, нагоняя все больше страха на правящие классы. Помимо волнений и восстаний крестьянский протест против крепостничества проявлялся и в других формах: в убийствах помещиков и управляющих имениями, бегстве крестьян от помещика, подаче просьб и жалоб царю (что тогда было запрещено законом), в нерадивом исполнении барщины, неуплате оброка, потравах полей и лугов помещика, в хищении помещичьего леса и т. д. — которые носили повсеместный и почти повседневный характер, нанося существенный ущерб самой экономической основе феодального хозяйства.
Борьба за свободу занимала ведущее место в крестьянском движении данного периода. При этом само понятие «полная воля» в представлении крестьян не ограничивалось только личной свободой: в его содержание они вкладывали и волю с землей, и отмену всех феодальных повинностей, и уравнение их в правах с другими сословиями.
Любое крупное событие внутри и внешнеполитического характера порождало слухи и толки о воле и служило дополнительным стимулом, поднимавшим крестьян на борьбу за свободу. Патриотический подъем в Отечественную войну 1812 г. пробудил в крестьянстве новые надежды на получение воли. В сознании крестьян их раскрепощение должно было явиться логическим следствием освобождения страны от иноземного нашествия как награда народу за его патриотический подвиг. Но вместо ожидаемой свободы крепостной гнет усиливался: помещики за счет крестьян стремились возместить понесенные в войне свои материальные потери, царские указы 1817— 1823 гг. еще более укрепляли власть помещиков над крестьянами, сотни тысяч государственных крестьян были переведены на положение военных поселян.
После Отечественной войны 1812 г. в России произошел ряд крупных антикрепостнических восстаний крестьян, среди которых наиболее значительным было восстание в 1818 — 1820 гг. на Дону, охватившее 256 селений с 44 тыс. жителей. В борьбу включались крепостные рабочие, солдаты, военные поселяне, также испытывавшие тяжелый крепостнический гнет. Большой общественный резонанс вызвали восстание в 1819 г. военных поселян в Чугуеве (под Харьковом) и волнение лейб-гвардии Семеновского полка в 1820 г, (в Петербурге).
События в декабре 1825 г. (междуцарствие и восстание декабристов) вновь породили в народе слухи и толки о воле явились толчком к усилению крестьянских волнений. 12 мая 1826 г. был издан специальный манифест «О возникшем в губерниях неповиновении крестьян». Манифест грозил суровыми наказаниями за «неповиновение» и «разглашение ложных слухов и толков о свободе».
В 1830—1831 гг. по стране прокатилась волна «холерных бунтов». Поводом к ним явились строгие карантинные меры в связи с распространявшейся холерой: в июле 1830 г. восстали горожане и матросы в Севастополе, в ноябре 1830 г.— мещане, купцы и однодворцы в Тамбове, в июне 1831 г. произошли волнения низов городского люда в Петербурге. Самым крупным явилось восстание в июле 1831 г. в новгородских военных поселениях, на усмирение которых выезжал сам Николай I. Восстание было жестоко подавлено, однако правительство вынуждено было пойти на упразднение новгородских военных поселений.
1828-1832 и 1835 годы отмечены массовыми волнениями в удельной и государственной деревне в связи с увеличением повинностей, сокращением земельных наделов и притеснениями местной администрации. Еще более широкие размеры приняло движение государственных крестьян в 1841 —1843 гг. в связи с проведением в государственной деревне реформы П. Д. Киселева, сопровождавшейся дальнейшим усилением податного гнета. Движение охватило более полумиллиона крестьян Приуралья, Поволжья и Центральной России. На подавление его были брошены крупные воинские силы, применявшие артиллерию.
В общий антикрепостнический фронт включалось и крестьянство национальных окраин России: Эстонии, Латвии, Литвы, Белоруссии, Украины, Бессарабии, Закавказья.
Антифеодальные и национально-освободительные движения нерусских народов играли важную роль в общей борьбе народных масс против самодержавно-крепостнического строя. Несмотря на различный уровень социально-экономического развития того или иного национального региона и местные исторические, национальные и религиозные особенности, единство задач и целей борьбы объединяло народы России.
Власти с тревогой отмечали широкое распространение антикрепостнических настроений среди угнетенных масс. «Простой народ ныне не тот, что был за 25 лет перед сим, — указывалось в отчете III Отделения за 1839 год, — Вообще весь дух народа направлен к одной цели — освобождению». III Отделение указывало на появление среди крестьян «рассуждающих голов», которые задумывались над причинами социального неравенства, формулировали антикрепостнические лозунги и требования. Отмечено появление среди крестьян авторов «сочинений», в которых доказывалась незаконность существования крепостного права, требовалось установление равенства всех людей «перед богом и законом». Так, в 1849 г. неизвестный ярославский крестьянин-отходник составил «поэму» антикрепостнического содержания «Вести о России». В ней со ссылками на священное писание автор доказывал, что «человек сотворен по образу и подобию божию свободным», выдвигал требование «всеобщего равенства» учреждения таких органов власти, в которые выбирались бы люди не по своей знатности, а «с талантом». Но вместе с тем крестьянство продолжало верить в «доброго царя-батюшку», надеяться на «царскую милость».
Антикреностническое движение угнетенных масс оказывало свое воздействие на помещиков и политику правительства. Антифеодальные народные движения служили социальной базой формирования революционно-демократической идеологии, на что неоднократно указывал В. И. Ленин. Он отмечал, например, зависимость настроения В. Г. Белинского от настроений крепостных крестьян и «...нашей публицистики... от возмущения народных масс остатками крепостнического гнета» 8. Революционно-демократическую теорию «русского социализма», разрабатываемую А. И. Герценом и его последователями, В. И. Ленин рассматривал как выражение стремления крестьянства к равенству, к свержению помещичьей власти и к полному уничтожению помещичьего землевладения.