Разложение крепостного хозяйства в России Печать
История СССР - Россия в первой половине 19 века

По данным восьмой ревизии (1833), в России насчитывалось 127,1 тыс. помещиков, которые вместе со своими семьями составляли около 1 % населения страны.

Из них владели крепостными крестьянами 109,3 тыс. помещичьих семей. Большинство — 76,2 тыс. (70 %) — относилось к числу мелкопоместных, у которых имелось до 21 души мужского пола крестьян. На каждую такую мелкопоместную семью приходилось в среднем по 7 душ мужского пола крестьян, Крупнопоместных владельцев насчитывалось 3726 (около 3%), но у них находилась половина (5120 тыс. душ мужского пола) крепостных крестьян (в среднем по 1350 крестьян на одно владение). Среди этих помещиков выделялись крупные магнаты — Шереметевы, Юсуповы, Воронцовы, Гагарины, Голицыны, владевшие каждый десятками тысяч крепостных крестьян, сотнями тысяч десятин земли. Как правило, крупные душе- и землевладельцы принадлежали к титулованной знати и занимали высшие посты в государстве. К десятой ревизии (1857) численность помещичьих семей, владевших крепостными, сократилась на 7,5%, в основном за счет разорения мелкопоместных владельцев.
К середине XIX в. в Центральной России дворянское землевладение несколько сократилось (за счет продажи дворянами своих земель лицам из других сословий) и одновременно значительно выросло в районах Приуралья, Среднего и Нижнего Поволжья, Степного Юга; в основном за счет крупных земельных пожалований царским сановникам. В итоге к 1858 г. увеличилось дворянское землевладение примерно на 3%. Во владении дворян в то время находилось 104,8 млн. десятин земли, или свыше 32% всех земельных угодий в Европейской России. В центральных губерниях дворянам принадлежало более половины, а в Литве, Белоруссии и Правобережной Украине — свыше двух третей земельных угодий. Примерно треть земли в барщинных и до двух третей в оброчных имениях предоставлялись в надел крестьянам.
Классическое крепостное барщинное хозяйство характеризуется следующими признаками: 1) господством натурального хозяйства; 2) наделением непосредственного производителя (крестьянина) средствами производства, в первую очередь землей, и прикреплением его к земле; 3) личной зависимостью крестьянина от помещика — внеэкономическим принуждением; 4) крайне низким, рутинным состоянием техники 3.
Разложение крепостного хозяйства выражалось в нарушении этих непременных условий его существования. , Вторжение товарно-денежных отношений подрывало натуральный характер крепостного хозяйства. «Производство хлеба помещиками на продажу, особенно развившееся в последнее время существования крепостного права,—писал В. И. Ленин,— было уже предвестником распадения старого режима». Расширение барской запашки в связи с увеличением производства помещичьего хлеба на продажу приводило к сокращению крестьянских наделов в земледельческих губерниях. В промышленных губерниях «открепление» крестьян от надела выражалось в отвлечении их от земледелия к более выгодным промысловым занятиям. Все это подрывало второе условие существования крепостного хозяйства — прикрепление крестьян к земле. Под влиянием новых социально-экономических процессов, происходивших в стране, претерпевало изменения и третье условие существования крепостного хозяйства — внеэкономическое принуждение. «Крепостное право, - писал В. И. Ленин, — при более широкой возможности развития обмена, торговых сношений все более и более разлагалось, и все более расширялся круг освобождения крестьянства»5, Как отмечалось выше, некоторые сдвиги были заметны в технике сельскохозяйственного производства.
Разложение крепостничества проявлялось по-разному в разных районах страны, и сам этот процесс носил противоречивый характер: в неземледельческих губерниях крестьян переводили с барщины на оброк и внеэкономическое принуждение несколько ослаблялось; в земледельческих, наоборот, росла барщина и усиливалось внеэкономическое принуждение. При более медленном переходе от феодализма к капитализму наряду с развитием денежной ренты наблюдались консервация и даже усиление отработочной ренты — барщины, С конца XVIII до середины XIX. в, в целом по России удельный вес барщинных крестьян не только не уменьшился, но даже увеличился — с 56 до 71%. Расширение барщины было обусловлено, с одной стороны, втягиванием помещичьего хозяйства в товарно-денежные отношения, ростом производства хлеба на продажу, с другой — еще недостаточным промышленным развитием страны, ее аграрным характером. Следует отметить, что отработочная рента (барщина) эпохи разложения феодально-крепостнической системы хозяйства в отличие от более раннего периода была направлена на производство товарной продукции.