Реформа архонства и общее значение этого политического момента в Афинах Печать
История Греции - Греция

Реформа архонства состояла в том, что отменили старый способ прямого выбора главных сановников и ввели вместо него жребий, решавший избрание между многими кандидатами.

Иначе говоря, значение первой должности в государстве было принижено: вместо определенных влиятельных и доверенных лиц, которых выдвигала избирательная борьба, теперь в архонты должны были попадать случайные люди, архонство обращалось в простую деловую исполнительную обязанность без инициативы, без возможности политического руководительства. Старые начальники, на которых еще отражался авторитет баси леев, уступили место коллективному правителю. Народ становится теперь непосредственно правящим государем.
Общий демократический смысл этой реформы совершенно ясен. Но также легко понять, что она вводит лишь новый принцип государственной жизни, определяет лишь теоретическую сторону политики. Нам важно выяснить, однако, чем и как заменила демократия главнейший правительственный орган. Нельзя себе представить реального правления народной массы в несколько тысяч. Как бы часто она ни собиралась, состав ее всегда будет отличаться известной случайностью. Дебаты в таком многочисленном собрании могут решать лишь очень общие вопросы: последовательная практическая политика не может быть направлена массовыми голосованиями. Большие собрания отражают превосходство настроения, общие желания и мнения, но политика заключается в действиях, а действия предполагают план, инициативу, с одной стороны, а с другой — возможность властно распоряжаться средствами государства. Поэтому народ необходимо должен выдвинуть из своей среды доверенных политиков-руководителей , или, иначе говоря, коллективный государь должен иметь более или менее постоянных министров.
Как этот вопрос был разрешен в Афинах в эпоху, когда Аттика перестает быть небольшой кантональной общиной и переходит к широкой внешней политике, требующей применения более или менее крупных материальных средств?
В этом отношении особенности афинского строя должны будут выступить ясно перед нами, если мы сравним крупнейшую греческую республику с римской. В Риме за все время республиканского правления оставался в силе тот порядок, который в Афинах отменили в 487 г., во главе дел стояли очередные, ежегодно сменявшиеся магистраты с законодательной инициативой, судебной и исполнительной властью, начальством над войском, правом распоряжаться финансами. Нельзя не заметить, однако, что в Риме при постоянной смене и очереди должностных лиц были такие условия, которые обеспечивали последовательность политики. Они заключались в господстве аристократии, продержавшейся до конца республики. Очередь переходила в кругу немногих крупных фамилий с выработавшимися традициями: между ними могло быть соперничество, но различные противоположности более или менее сглаживались общими интересами в среде высшего общественного слоя, т. е. больших родов с зависимыми от них людьми. Эти общие интересы выражались в деятельности сенатской коллегии, стоявшей позади очередных магистратов и составлявшей настоящий правительственный орган. Народные выборы и голосования предлагаемых магистратами проектов не могли давать общего направления политике или изменять ее главные задачи: они вели только к перестановкам в среде правящих фамилий: руководство оставалось за их сплоченной коллегией, которая составлялась из пожизненных членов, обладала традиционной практикой и цепкими установившимися программами. Вследствие этого в Риме не было смены у власти больших политических партий, существование которых характеризует современные народоправные государства, республиканские и конституционные, и классический пример которых можно видеть в Англии XVIII и XIX вв.
В Афинах начало похоже на Рим. Архонство в его старом виде с прямыми выборами определенных кандидатов отвечало правлению аристократии. Аристократические роды, соединенные в городе, ревниво наблюдали между собою равенство, ежегодно замещали несколько главных должностей: может быть, стараясь держаться известной очереди. Частая смена архонтов не мешала последовательности в ведении общинных дел, которая зависела от господства небольшого высшего слоя. Дальнейший ход политического развития Афин совершенно отклоняется от типа, который мы изучаем на Риме. Аристократия, как класс, разрушилась в Афинах в течение VI в. Сначала развитие торговли и внешних сношений разрознило интересы ее представителей: затем изгнания и эмиграция оторвали многих с твердой почвы. В стране образовались партии, и аристократические роды могли спасти положение свое только тем, что становились во главе этих партий В то время, как партии находили возможность группироваться в народном собрании, в Афинах не было учреждения, в котором, как в римском сенате, представители высших классов могли бы соединиться, составить противовес народной массе и взять в свои руки направление политики. Некоторую возможность выступить в этой роли имел старый совет на Ареопаге. Он составлялся из бывших архонтов, и члены его были пожизненны. На нем лежала функция высшего уголовного суда, и это давало ему большой моральный авторитет. Он был поставлен независимо от народного собрания, мог вступаться при нарушении закона, карать за такие нарушения и даже кассировать на этом основании постановления народного собрания, если признавал их противными конституции. Ареопаг мог, по-видимому, вмешиваться и в финансовые дела.
По Аристотелю в 480 году, во время нашествия Ксеркса, Ареопаг и был настоящим руководителем общины, которая будто бы совершенно потеряла самообладание; после этого он сохранил еще авторитет на 17 лет до реформы Эфиальта, уничтожившей его силу. Сведение Аристотеля безусловно преувеличено, и он опять поддался влиянию какого-нибудь реакционного публициста, расхвалившего старинное охранительное учреждение: община не потерялась в 480 г. и руководил ею не совет сановитых стариков, а замечательный организатор и демократический политик Фемистокл; Ареопаг не правил 17 лет после 480 г., а правили партии народного собрания и во главе партий их вожди. Но в известной мере указания Аристотеля правильно: Ареопаг за это время пытался выдвинуть свой авторитет. Однако вмешательство его могло носить только отрицательный, тормозящий характер, тем более, что оно проявлялось лишь в чрезвычайных формах. Ареопаг не был собственно Верхней палатой, пересматривавшей постановления народа; он мог устранять народные решения только судебным порядком, путем процесса, если удавалось показать их неправильность с точки зрения существующего общего закона. Текущие дела, администрация, внешняя политика проходили мимо Ареопага: он не имел при себе исполнительного органа. Даже совет 500, заключавший в себе представительство демов, не мог соперничать в этом отношении с общим собранием граждан, с экклесией. При постоянной очередной смене секций Совет вел подготовительную работу к народному собранию, но не мог сделаться самостоятельной правящей политической корпорацией; в нем не было места для влиятельной роли выдающихся людей, так как они не могли бы найти там простора для постоянной и продолжительной деятельности.