Успехи персов до 480 г. Печать
История Греции - Греция

Среди персидских завоеваний поход на европейских греков вовсе не был незначительной в глазах персов пограничной войной; юн не был также плохо обдуманной варварской затеей.

Напротив, персидская держава систематически продвигалась на запад. Значительная часть греческих общин, малоазиатские, островные и африканские (в Кирене), около 1/4 всей греческой территории, уже подчинились им. В руки персов перешла вся длинная береговая линия от Трапезунда в восточной части Черного моря и до залива Сирта в Африке, т. е. около 1/3 всего протяжения берегов Средиземного моря. Персидское государство стало также морской державой: в его распоряжении был финикийский флот и корабли малоазийских греков, что вместе составляло большую морскую силу. Персы успевали уже стать прочной ногой в Европе: они захватили угол Балканского полуострова между Черным и Эгейским морями, завладели золотыми приисками в Пангейской горе около устья Стримона, обратили Македонию в своего вассала и стояли почти у самых ворот на севере европейской Греции.
Без сомнения, персы придавали большое значение покорению Греции. На это предприятие их вынуждала политическая необходимость. Восстание йонийских городов показало им, что спокойное обладание малоазийским берегом невозможно, пока подчиненные греки могут получать поддержку из Европы от независимых своих единомышленников.
Персы систематически шли к своей цели: в их наступательной войне сменяются или комбинируются два определенных плана: движение сушею с севера, из собственных балканских владений с тем, чтобы последовательно пройти по горным долинам и кантонам Греции, и нападение прямо с моря посредине европейской Греции. Они два раза пробовали то и другое. В большом походе Ксеркса оба плана были соединены вместе. Дипломатия персов носила также весьма определенный характер. При персидском дворе находилось много греческих эмигрантов, между ними в 90-х годах V в. были спартанский царь Демарат и афинский тиран Гиппии, такие изгнанники сохраняли сношения с партиями своих сторонников на родине и могли рассчитывать на возвращение при помощи персов. Персы имели возможность таким путем входить в соприкосновение с оппозицией в греческих общинах с различными группами недовольных. На стороне персов-нередко, напр., в Фессалии, в Фивах, была аристократия, которая искала в них поддержки против поднимающихся народных слоев. И в столкновениях между общинами иногда одна сторона добивалась помощи против другой у персов: Клисфен обращался к их союзу против афинской аристократии и спартанцев.
У персов, по-видимому, имелась даже определенная политическая программа для устроения Греции после завоевания. Едва ли они бы стали добиваться непосредственно господства над этим отдаленным и бедным краем и прямой эксплуатации его средств. Скорее они рассчитывали оставить греческим общинам собственное управление и поместить в них, как это было уже сделано в малоазийских городах, тиранов в качестве своих доверенных людей с ответственностью перед персидским правительством; такими вассалами персов могли бы сделаться эмигранты или представители аристократии, составлявшие в самой Греции партию сторонников персидского царя. Фессалийский род Алевадов надеялся с помощью персов объединить под своею властью всю страну. Персы могли удержать привязанность своих вассалов богатыми пенсиями, вроде той, которую получил потом Фемистокл, когда подвергся изгнанию и бежал к царю.
Дипломатия персов достигла еще одного важного успеха» Они скомбинировали против греков союз с Карфагеном. Греческая нация была чрезвычайно раздроблена; иные колонии, например, италийские или Массалия в южной Галлии, отстояли так далеко от метрополии, что не могли принять участия в борьбе и даже мало были в ней заинтересованы. Только одно сравнительно крупное греческое государство, основанное в Сицилии сиракузским тираном Гелоном, и могло помочь балканским грекам. Чтобы парализовать участие этой наиболее значительной общины колониальной Греции, персы направили против нее постоянного соперника сицилийцев, Карфаген. Сиракузский тиран, занятый борьбой с карфагенянами, не мог оказать никакой помощи грекам» Греческий мир подвергался нападению с двух концов.