Внешние очертания колонизации Греции Печать
История Греции - Греция

При изучении гомеровского общества мы исходили из того представления, что поэмы рисуют быт лишь некоторых частей Греции, именно тех, которые лежали у моря, более втянулись в оборот и были более захвачены подвижной, беспокойной воинственной и торговой жизнью.

В этом отношении интересно отметить географический кругозор, которым располагает Гомер: ему хорошо известны все берега Эгейского моря, он знает проливы, ведущие в Черное море, ему знакомы путешествия в Сидон, сношения с Кипром и Финикией, наконец, известен и Египет. Как будто бы несколько более окутаны сказочным покровом берега и острова западной части Средиземного моря. Но современные исследователи и знатоки этого края все более приходят к убеждению, что под видом разных гротов нимфы Калипсо, острова богини Кирки и т. д. Гомер дал поразительно верные описания запада, Сицилии, Мальты, Гибралтара и т. п., а, следовательно, представил доказательства того, что греки уже посещали в его время эти местности. Есть даже основание думать, что упомянутая в каталоге кораблей Илиады Алиба, страна Гализонов, т. е., опоясанных морем, где «родится серебро», есть Испания. Таким образом, гомеровские поэмы, возникшие на почве передовых общин Греции, уже намечают обширный круг заморской колонизации греков. Можно довольно отчетливо описать внешний ход колонизации и ее географические рамки. Она пошла не из одной европейской и не из одной азиатской Греции, а именно из того круга, который образуют берега Эгейского моря, из истинного центра Греции, внутри которого уже сложились стародавние сношения.
Главными исходными пунктами колонизации были: Коринф с его замечательным положением, как бы на перекрестке двух дорог: сухопутной через перешеек и водной, образуемой двумя близко подступающими друг к другу глубокими заливами, Халкида на Эвбее, выдвинувшаяся благодаря своим медным рудникам, и Милет в Ионии на выходе реки Меандра, проникающей из Лидии, страны, сыгравшей важную роль в восточных сношениях греков.
Колонизация идет сначала в VIII в. к западу на острова, лежащие у западного берега Греции, на остров Сицилию и южный край Италии. Позднее в VII в. колонисты начинают расходиться на север и юг от старого греческого мира у Эгейского моря. Греки занимают проливы, ведущие к Черному морю, и основывают поселения на европейских и азиатских берегах его (одному Милету приписывали основание 80 колоний). В это же время для греческих колонистов открылся Египет при династии Псамметиха: они стали садиться в Нильской дельте, а также рядом на берегу Кирены (нынешней Барки). И, наконец, около того же времени греческая колонизация захватила еще один крайний угол на Западе: именно предприимчивые фокейцы из Малой Азии исследовали западную часть Средиземного моря и основали около устья Роны Массалию, нынешний Марсель; еще позднее сюда примкнула группа других поселений в южной Галлии.
Это крупное передвижение приходится на два века: восьмой и седьмой. В результате его берега Средиземного моря на 2/3 были заняты греками. Крайними пунктами греческих поселений были на Западе Пиренеи, на Востоке - устья Дона и Кавказ; соединяющая их линия составляет большую ось Европы. Только юго-западный угол Средиземного моря — Испания и Африка — занятый финикийскими колониями, остался грекам чужд.
Нигде колонии не были захватом больших внутренних областей, приобретением целых территорий: воспитанные кантональной жизнью тесных приморских террас и котловин или небольших островов, греки перенесли кантональную политику и в новые поселения. Они занимали береговые полоски, нанизывали поселения рядом, в горизонтальную линию, не углубляясь внутрь. Таким образом, по меткому выражению Цицерона, «греческий берег составляет точно кайму, пришитую к обширной ткани варварских полей».