Настроение низших классов Греции по Гесиоду Печать
История Греции - Греция

Гомер дает лишь в отрывочных формах и некоторые черты быта низших классов.

Но он отражает чуждое им настроение. В его картинах широкой блестящей вольной жизни военной аристократии и в его счастливых идиллиях, раскрывающихся среди богатой обстановки замка, нет места чувствам и представлениям простого люда. Для знакомства с этим миром отношений надо взять Гесиода. Такое сопоставление возможно, хотя поэмы, дошедшие под именем Гесиода, относят обыкновенно ко времени немного более позднему (около 700 г.) да и составитель их жил в области, далекой от Ионий, именно в Беотии: но оно возможно потому, что социальные отношения Гесиодовой среды воспроизводят черты, знакомые нам из Гомера. Главы общества носят у Гесиода то же название, что у Гомера  и поэт непосредственно обращается к ним приблизительно с тою же раздраженной речью, какая у Гомера вложена: ократического оратора и оппозиционера, Ферсита. Но в то время, как Гомер, симпатизируя сеньерам, травит побитого простолюдина, Гесиод с ударением называет себя мужиком. Гесиод полон вражды к самим составителям эпоса. Он в них явно метит, когда заставляет вдохновительниц своих муз обратиться к сельским пастухам, «каторжному угодникам» с такой речью: «мы
умеем нагромождать ложь, похожую на истину, но мы умеем также, когда захотим, рассказать и правду». Первая фраза буквально взята из Одиссеи: она относится там к фантастическому рассказу, который придуман Одиссеем, временно скрывающим от жены свою личность. Гесиод хочет сказать: «я не буду сочинять благозвучных сказок, как Гомер, говорящий устами своего героя, а изображу действительность без прикрас». Поэму «Труды» он пишет о простом народе и для него. Он сам человек этой среды и выражает ее настроение и мировоззрение.
В «Трудах» нет определенного сюжета. Это — ряд сдавленных в душе чувств, мыслей и приготовленных, но не произнесенных речей. Внешней привязкой служит спор о владении, который ведет составитель со своим братом. Он не верит в справедливость решения властных людей и хочет обратиться против неправедных и подкупных правителей к народу, изложить перед ним свое дело, чтобы добиться правды. «Я расскажу басню в поучение баси леям, хотя они и сами все хорошо понимают. Сильный человек похож на ястреба, простой - на соловья, который попался ему в когти. Ястреб несет его под облака и кричит, не дает окровавленному соловью даже жаловаться: «Чего ты стонешь, презренный! Ведь я бесконечно сильнее тебя. Все равно ты будешь там, куда я тебя утащу, и нисколько тебе не поможет, что ты певец искусный. А сделаю я с тобой, что вздумается: или съем или выпущу. Безумец тот, кто захочет спорить с сильными; он уйдет разбитым и вдобавок увидит один позор и муки». Так говорил быстролетный ястреб, ширококрылая птица». Гесиод умеет только найти такие безнадежно злые слова, когда говорит о сеньерах. Самый естественный их эпитет у него — «пожиратели даров», т. е. — взяточники.
Он предлагает брату бросить неправедный путь тяжбы и отдаться лучше честному заработку. К этому призыву он прибавляет разные сельскохозяйственные и домовые советы, рассчитанные на ограниченный крестьянский быт. Советы и наставления мелочны: надо всем лежит тяжелая атмосфера страха за будущее своего тесного хозяйства. Говорит человек, согнувшийся под тяжестью работы изо дня в день: для него труд — почти проклятие, его точно беспокоит перспектива нищенства, которое может наступить при всякой случайности.
Есть у него мысль о каком-то возмездии на свете. Он верит, что Зевс видит и узнает истину и воздаст каждому по его делам. Дика, т. е. Правда, дочь верховного бога, все ему откроет, все злые дела, и когда-нибудь весь народ заплатит страданиями за вину могучих людей. Но эта надежда мало утешает в настоящей жизни. В каждой строке Гесиода сквозит бессильное раздражение: оно создает пессимистический взгляд на мир и на будущее человечества. Нет покоя нигде в мире на земле господствуют две Вражды. Одна злая, направляет людей на войны и междоусобицы. Другая полезная, заставляет даже нерадивого работать: это — соперничество, которое вызывает у всякого человека зависть к благосостоянию других. Гесиод как-будто хочет сказать: борьба за существование наполняет все помыслы людей: она — главный и единственный двигатель труда. Но и эта мысль в конце-концов принимает мрачный оборот:«горшечник грозит горшечнику, плотник ненавидит плотника, нищий завидует нищему, певец — певцу».
Эти тяжелые мысли слагаются в целую философию истории. Злое начало в мире нарастает, и он клонится к порче и гибели. Человечество когда-то в золотом веке переживало идеальное состояние: с тех пор оно стало спускаться все ниже и ниже. Прежде люди жили в раю подобно богам: ни горя, ни заботы не было у них: не знали они старости: смерть их была подобна спокойному сну. Умершие общались в духов-хранителей живых людей. В изобилии родила земля, и труд был легким и счастливым. Следующие поколения уже несут в себе начала порчи и зла. Железные люди становятся страшны своей силой и железным орудием. Они распространяют по земле войну, обман и насилие. Горе тому, кто живет в этом веке! Но будет еще хуже: господство получат одни злые люди: стыд и чувство правды покинут землю: когда станут появляться на свете дети с седыми волосами, Зевс уничтожит и это поколение.