Землевладение Греции Печать
История Греции - Греция

Сравнительно с ярким изображением быта аристократии Гомер дает гораздо меньше для характеристики остальной массы народа.

Но и в этом отношении материал, заключенный в поэмах, интересен. Мы уже видели в гомеровском обществе резкое деление на классы, образование крупного культурного и экономического неравенства. Нам важно было бы проследить, в какой мере эти социальные различия и крайности связаны с развитием землевладения, с распределением земельной собственности.
В гомеровских картинах все указывает на отчетливое развитие индивидуального права на землю. Постоянно упоминаются ограды полей, виноградников и садов: на границе владений положены межевые камни; существуют способы правильного измерения земли и часто даются точные определения размеров того или другого участка. Ввиду тесноты населения нередко должны были возникать споры о владении между соседями. Это явление настолько обычно, что поэт, подыскивая сравнение для двух ожесточившихся бойцов, находит наиболее наглядным уподобить их двум землевладельцам, которые в горячем споре за неразделенную небольшую полоску, наступают друг на друга: у них в руках сажени для измерения земли, и они ревниво наблюдают, чтобы остаться при полном равенстве в разделе. Когда Гомер описывает основание колоний на новом месте, он считает нужным прежде всего упомянуть о наделении вновь прибывших земельными участками. С такого наделения начал Навсифой, вождь феаков, поселивший их в Схерии. Феаки — это идеализация ионийцев, среди которых сложился эпос. Картина образования колонии со всеми ее подробностями хорошо была известна ионийскому обществу, сравнительно недавно устроившемуся на новом месте. Оно начало свою жизнь с отчетливого распределения земель.
Первые старинные наделы считались, по-видимому, некоторой нормой владения. В качестве знаков первого распределения земли лежали старые межевые камни, помещенные, как говорит Гомер, людьми прежних времен. Может быть, понятие о нормальном наделе связано было со словом %Щрод-. Некоторые выражения, по крайней мере, показывают, что под клером разумели определенный участок, тесно связанный с домом и известным уровнем хозяйства. Возбуждая троянцев к энергическому натиску, Гектор ставит им на вид, что в случае смерти воина жена и дети сохранят дом и нетронутый надел. Дом и надел не раз встречаются вместе, как тесная совокупность определенного владения. Наконец, выражения безнадельный и многонадельный, показывают, что в клере заключалась известная норма, единица землевладения, которая определилась, вероятно, первой нарезкой участков.
Но как раз эти последние выражения обнаруживают, что старое распределение владений сдвинулось, что наступила мобилизация земли. Она стала переходить из рук в руки: в одном месте земля прикупается, в другом дробится. Дробление - результат разделов между несколькими наследника- -ми. Оно грозит больше всего мелкому владельцу-крестьянину. У Гесиода в сборнике деревенской мудрости, прямо говорится, что мужику всего выгоднее иметь только одного сына-наследника. Так или иначе, появляются люди с ничтожным наделом или вовсе без надела. Эти безземельные образуют уже целый разряд бедного, разоренного человека.
В противоположность им поднимаются класс людей преуспевших, которые сосредоточили в своих руках старые мелкие наделы. Этот термин встречается в очень характерном месте Одиссеи. Царь вернулся на родину, но хочет остаться не узнанным и сочиняет для своего инкогнито целую историю: он прикидывается побочным сыном критского магната: при разделе имущества после смерти отца законные дети выбросили ему небольшую часть, но он поправил свои дела тем, что взял жену из среды крупных землевладельцев. Из этого рассказа видно также, что земля могла свободно переходить в наследование женщин.