Пути и центры торговли Печать
Статьи - Хозяйство XV-XVII вв.

Главнейшим пунктом торговли внутренней и внешней являлась Москва. Сюда стекались про­дукты земледелия с юга, продукты охоты, рыболовства и зверо­ловства — из колоний Сибири и с севера, железные изделия с Урала и из Тулы, всевозможные предметы роскоши и разного обихода — из-за границы. Москва стояла в центре новых торго­вых путей, сменивших старые пути Киевской и Новгородской Руси.

Старый путь на запад и в Европу шёл из Москвы через Тверь — Торжок — Новгород — Нарву. Теперь путь на запад шёл через Смоленск — Витебск — Ригу. Получив уже в XVI в. большое значение для развития торговли Русского государ­ства, этот путь вызвал упорную борьбу за выходы к Балтийскому  морю. В XVI—XVII вв. всё большее значение приобре­тает северный путь на Вологду через Сухону — Устюг — Дви­ну на Архангельск, давший сильный толчок развитию англо-русской торговли. Системой рек через Москву-реку и Оку Москва соединялась и с основной водной магистралью, с Вол­гой, до Астрахани, а через Каму — небольшими «переволо­ками» с Сибирью. На юг шли дороги в Киев и Чернигов, правда, уже не имевшие большого значения. Затем шли мно­гочисленные дороги «местного» значения — на Тулу, Рязань, Калугу, Кострому, Владимир.

По этим главным путям и располагались новые торговые пункты, служившие для Москвы сборными, промысловыми, экспортными товарными пунктами.  Так, на северном пути важными торговыми и солепромышленными центрами были Устюг Великий, Сольвычегодск, Тотьма. Вологда была пе­ревалочным пунктом с Двины на сухопутье, а вместе с тем и крупным распределительным   пунктом всего севера  для товаров, идущих с Двины и Волги. Крупное значение полу­чают также на Оке Коломна, преддверие Москвы, на самой Вол­ге — Кострома, Ярославль, Нижний-Новгород, Казань. Астра­хань была крайним пунктом торговых встреч московского ку­печества с бухарскими, персидскими, ногайскими и другими восточными купцами и вывоза отсюда ценных восточных това­ров. К Волге по сибирскому водному пути тянули крупные про­мысловые соляные и железорудные пункты: Сольвычегодск, Яренск, Чердынь, Пермь и далее Ирбит и Енисейск — важные пункты ярмарочной торговли с сибирскими народностями и с Дальним Востоком до Китая включительно. На северо-запад­ных путях стояли старые крупные торговые пункты — Нов­город, Псков, Смоленск, Тверь — и более мелкие — Старая Русса, Торжок, Вышний-Волочек и др., богатые своими соб­ственными товарами, особенно льном, пушниной, солью, и являвшиеся транзитными и перевалочными пунктами для тор­гового движения по Западной Двине в Литву и Прибалтику. Былого значения эти пункты, впрочем, уже не имели и во вся­ком случае не развивались так сильно, как Москва. Менее важ­ными в XVI в. торговыми пунктами являлись новые южные военные города, но и здесь Тула, Рязань, Калуга, Серпухов, затем Воронеж постепенно приобретали всё большее торговое значение. Характер и организация торговли наиболее выпукло пред­ставлены были в крупных торговых городах, как Москва, Псков, Новгород, Рязань, Коломна, Холмогоры, Архангельск и др. От посещения этих городов и особенно Москвы иностран­цами остались многочисленные описания, дающие возможность воспроизвести обстановку и условия крупной городской тор

говли в Московской Руси. Внешне всех иностранцев поражало широкое развитие торговли, обилие лавок в Москве, но лавки эти в большинстве были маленькими ларьками, в которых купцу было трудно повернуться. По свидетельству упомянутого Поссевина, московские лавки были так малы, что в одном вене­цианском магазине было больше товаров, чем в целом ряду московского Китай-города. Иностранцы также указывают, что торговля одинаковыми товарами в Москве сосредоточивалась в особых «рядах» — шерстяном, шёлковом, соболином, желез­ном и др. Между этими рядами сновали многочисленные тор­говцы вразнос — рыбой, калачами и разной мелочью, — а так­же отдельные жители и приезжие крестьяне, продающие полот­на, одежду и пр. Такой же характер носила торговля и в дру­гих торговых центрах.

По всем этим пунктам, не считая массы более мелких го­родов, торжков, сёл, монастырей, ярмарок, шла торговля, как всякого рода русских торговых людей, так и иностранных купцов, проживавших во всех сколько-нибудь значительных торговых пунктах. Торговый оборот не только охватил тер­риторию страны, но и связал её с иностранными государствами. Конечно, нельзя преувеличивать ни размеров и оживлённости этого торгового оборота, ни его организованности. При отсутствии хороших сухопутных сообщении и при замерзаемости рек торговый оборот шёл очень медленно. Купеческий капитал. Часто оборачивался одни раз в год, иногда и того менее. Дороги, непроезжие из-за топей и лесов, были небезопасны и от грабе­жей. Тяжёлым бременем на торговлю ложились также все­возможные торговые сборы: таможенные пошлины, проездные, тамга, мостовщина, мыт и пр. Пошлины эти платились как рус­скими, так и иностранными торговыми людьми и ложились на, торговлю тем более тяжело, что вместе с законными пошли­нами таможенники и воеводы брали взятки или товар прямо разграблялся.