Господство арабов Печать
Статьи - Феодализм у народов СССР в древний период

Арабское завоевание конца VII и на­чала VIII в. застало в Средней Азии ряд отдельных туземных тюркских ханств военно-феодального и кочевого типа, частью с оседлым земледельческим населением. Раздробление страны облегчало завоевание, а завоевание принесло разорение насе­ления и его хозяйства.

Овладев Бухарой, Самаркандом, покорив Хорезм, Ферга­ну и др., арабы доходили до Кашгара и окончательно закрепили в Средней Азии арабское господство. Арабы подвергли «огню и мечу» завоёванные местности, превратили буддийские храмы в мечети, уничтожили и частично выселили жителей, захваты­вали их земли и города. Они разорили страну. Арабское го­сударство с военно-теократической властью (халифат), распро­странившись в результате завоеваний от Кашгара до Испании и берегов Атлантического океана, от Поволжья до Индии, к концу VIII в. объединило в своих руках важнейшие мировые караван­ные и морские торговые пути с Востока на Запад. Эксплуатация арабами туземного населения в области подат­ного обложения, установление новых земельных порядков, торговая эксплуатация и пр. принимали самые жестокие формы, усиливаясь фанатическим исламизмом. Применялись варварские формы обезземеления коренного населения для наделения большими земельными владениями арабских наместников, для наделения землёй арабских и персидских переселенцев и т. д. Чрезвычайно тяжёлым гнётом ложились на население всякого рода налоги, повинности и т. д. Самым тяжёлым налогом был «херадж» — земельный налог. Население подвергалось двойно­му гнёту, потому что отдельные районы сдавались на откуп наместникам, а последние взимали налог в произвольных разме­рах. При этом существовали две системы взимания хераджа: «масаха» и «мукасама». Масаха означал налог с земли независимо от того, засеяна она или нет; мукасама же взимался с посевной площади в определённых долях урожая с данного участка. Масаха большей частью взимался с земель под культурой хле­бов, а мукасама — с земель, занятых садовой культурой и пре­имущественно орошаемых. Пользование орошением регулировалось особыми правилами. Жестокое выколачивание налогов и всяких незаконных поборов с земледельческого населения не могло не привести сперва к застою, а затем и к разрушению производительных сил страны. Сельское население в целях облегчения от нало­гов и податей зачисляло свои участки за тем или иным влия­тельным лицом и крупным владельцем, которого правитель-откупщик не мог слишком безответственно облагать и грабить. Население расплачивалось за это, в конечном счете тем, что попадало в кабалу к этому землевладельцу и превращалось в его зависимых «людей». Тем не менее, несмотря на развитие таких форм полукре­постной зависимости, наличие крупного и мощного государства арабов имело большое экономическое значение в смысле обес­печения безопасности торговых путей от кочевников, развития городской жизни и пр. Владея основными торговыми путями меж­ду Востоком и Западом, арабы становятся посредниками в тор­говле между ними, ведя обширную торговлю от Индии и Китая до славянских земель, Византии и стран Западной Европы. Сю­да они сбывали шелка, оружие, бумагу. Из славянских земель ввозили рабов, меха. В эту торговлю арабы втягивали и завоё­ванные ими народности и страны.

В Средней Азии на этой же почве в X в. происходит поли­тическое возвышение и экономическое возрождение бывшей Согдианы (Междуречье), управлявшейся вассалами багдадских халифов— Саманидами. Они сделали центром политической жизни Бухару, которая стала также центром высокой феодаль­ной культуры того времени. Начали развиваться городское ремесло и торговля и в других городах. Самарканд становится средоточием занесённой сюда китайцами выделки тряпичной бумаги, вытеснившей употреблявшиеся до того пергамент и папирус. Одновременно через Персию проникало сюда текстиль­ное производство. Город Ведар сделался средоточием выделки хлопчатобумажных тканей. Этот же период характеризуется исчезновением согедийского языка и заменой его таджикским языком, почти не отличавшимся от персидского.