Народности закавказья и средней азии в период раннего феодализма Печать
Статьи - Феодализм у народов СССР в древний период

Мы уже указывали, что народности Закавказья и Средней Азии в первые века нашей эры в большинстве своём изживали патриархальный родовой строй и примитивную пле­менную организацию, создавая иногда крупные, государствен­ного типа объединения, с преобладанием одной народности (халдское государство Урарту, грузинские Иберийское и Кол­хидское государства), но чаще сами подвергаясь иноземным за­воеваниям.

Иноземные нашествия не только разоряли эти госу­дарства, но и способствовали их политическому раздроблению, разрывая ещё не окрепшее национальное единство и превращая их в греко-римские провинции или персидские сатрапии. При отдалённости и слабости связей с государственными центрами завоевателей особенное значение получала местная власть не только в лице провинциальных управлений и сатрапов, но и в лице руководящей национально-племенной и княжеской знати, которая имела большое влияние в управлении и в эко­номической жизни. Разорение масс населения, возникновение частной земельной собственности и экономической зависимости мелких земледельцев от владетельных классов наряду с надолго сохранявшимся рабством вели к росту отношений феодализма и феодальной раздроблённости.

В таких странах, как Грузия и Армения, где на почве раз­ложения родового быта частная земельная собственность воз­никла рано и где религиозные верования и законы страны не ставили для неё формальных запретов, феодально-крепостни­ческие отношения развились наиболее полно. Так, в Армении возникновение и рост феодальных отношений, приведших к феодальной раздроблённости, как мы указывали выше, происходят уже в эпоху Тиграна Великого и особенно при Аршакидах (I—V вв.). В странах мусульманских и исламизированных земля (равно как и вода) формально (в соответствии с правилами шариата) считалась собственностью верховной власти и не могла рассматриваться как частная собственность. Однако развитие экономической жизни и в особенности необхо­димость устройства во многих местностях оросительных соору­жений приводили к тому, что право распоряжения землёй и водой для её орошения фактически находилось в руках приви­легированных классов и являлось основой для возникновения личной и экономической зависимости населения. Наконец, в кочевых и скотоводческих районах, особенно в горных, при ограниченности некоторых видов пастбищ, последние захватывались отдельными, более сильными родами и группами, от­тесняя и подчиняя себе другие, менее значительные родовые группы. На этой почве также возникали отношения феодально-земельной зависимости. Так зарождались формы «восточного» и «кочевого» феодализма, разнообразные в зависимости от ряда местных условий.

Для большинства народностей и стран Закавказья и Средней Азии поворотным моментом в закреплении и дальнейшем раз­витии феодальных отношений являлось арабское завоевание VII—VIII вв. Хотя Арабский халифат представлял типичную централизованную восточную деспотию и на основе ислама отвергал частную земельную собственность, но по указанным выше причинам арабская эпоха принесла укрепление феодаль­ной раздроблённости и развитие феодальных отношений. При отдалённости и слабости центральной власти халифов арабские наместники и эмиры стали стремиться к самостоятельности и не­зависимости, подготовляя феодальное раздробление. Разорение населения и тяжесть его обложения способствовали усилению феодально-крепостнической зависимости. Послеарабские завое­вания (турок-сельджуков, монголов) также не создали прочной центральной власти.

Поэтому для большинства рассматриваемых нами стран и народностей вся эпоха с VIII до XIII в. являлась эпохой пре­обладания феодальной раздроблённости и развития феодальных отношений. В некоторых странах эти отношения достигли наи­более полного развития и сохранялись наиболее долго (как в Грузии с IX до XVII в.). В других — они относительно рано стали разлагаться в связи с развитием городов и торговли (Армения XVI—XVII вв.). Наконец, в третьих странах фео­дальная раздроблённость сочеталась с сохранившимися полити­ческими формами восточных деспотий, с рабством и с земельно-ростовщической эксплуатацией трудящегося населения (средне­азиатские и азербайджанские ханства).