Царствование императора Николая I Печать
История России - История России

Царствование императора Николая Павловича началось событием, дотоле неизвестным в истории русской, — началось бунтом против законного наследника престола. Причины тому были следующие.
Так как император Александр не оставил детей, то по законам государственным наследником его был старший после него брат, цесаревич и великий князь Константин Павлович, но за три года до кончины Александра Константин Павлович отрекся от престола и, будучи также бездетен, передал права свои законному наследнику после него — великому князю Николаю Павловичу. Это отречение и назначение нового наследника не были, однако же, обнародованы, и все утверждавшие и то, и другое акты положены были в 1823 году с величайшею тайною в четырех местах: в Москве — в Большом Успенском соборе — ив Петербурге — в Государственном совете, в Синоде и в Сенате. На каждом из запечатанных конвертов, заключавших в себя акты, сделаны были надписи собственною рукою императора: «Хранить до моего востребования; а в случае моей кончины раскрыть прежде всякого другого действия в чрезвычайном собрании». Тайна этого хранения была так велика, что оставалась неизвестною даже и для самого великого князя Николая Павловича, и потому, как скоро получено было в Петербурге известие о кончине императора в Таганроге, первым делом Николая Павловича было присягнуть известному для всех наследнику его и цесаревичу Константину Павловичу, находившемуся в то время в Варшаве в качестве наместника царского. Императрица Мария Феодоровна, жестоко пораженная горестным известием, была в первые минуты почти в бесчувственном положении и потому не могла остановить поспешного принесения присяги и, узнав о ней, первая сказала великому князю Николаю Павловичу, что он напрасно делал это, что ей известны акты, утверждающие его наследником престола. То же самое подтвердил великому князю и приехавший во дворец, после присяги, князь А.Н. Голицын, которому, как человеку самому близкому к покойному императору, были известны эти акты. По указанию его открыт был в чрезвычайном собрании Государственного совета и конверт с означенными актами, но все это не поколебало твердой решимости великого князя не считать себя наследником престола мимо старшего брата, которого намерения могли измениться после отречения, нигде не обнародованного, и потому он предложил всем членам Государственного совета последовать его примеру и тотчас же принести присягу новому императору, что и было исполнено.
Кроме искреннего желания видеть на престоле старшего брата и благородного стремления отдалить от себя малейшее подозрение в намерении овладеть короною, великий князь имел еще другие важные причины поспешить присягою. В последние годы царствования Александра Павловича были слухи о существовании в России тайных обществ, которых члены замышляли произвести переворот в государственном устройстве. Первыми зачинщиками этого преступного дела было несколько молодых людей, участвовавших в заграничных походах войск наших и потому имевших случай узнать тайные общества Германии и Франции, существовавшие с такими же целями. Не имея достаточного понятия о нравах народа своего, не изучая как следует его истории, эти неопытные молодые люди думали, что учреждения чуждых нам стран могут так же хорошо быть приноровлены и к отечеству нашему, и потому увлекли к таким же мыслям многих родственников, друзей и знакомых своих. Таким образом составилась обширная сеть заговора, доведшая замыслы свои наконец до того, что уже у некоторых из членов возникла мысль о цареубийстве. Вначале слухи об этих тайных обществах доходили и до покойного императора, но он не обращал на них должного внимания и по редкой доброте своей приписывал преступные замыслы молодых людей одному легкомыслию их, которое могло пройти с летами. Только тогда уже, когда они начали замышлять цареубийство, снисходительное сердце императора содрогнулось и он отдал повеление схватить главных участников тайного заговора. Это было одно из последних распоряжений его перед кончиною и одно из первых донесений, полученных наследником его. Такое известие не могло не поразить великого князя Николая Павловича, тем более, что в настоящее время, когда присяга принесена была уже одному наследнику, а между тем сделалось известно о назначении другого, могли произойти в народе смутные слухи, которыми легко было воспользоваться злонамеренным людям. Чтобы предупредить малейшие такого рода опасности, угрожавшие государству, великому князю казалась необходимою немедленная присяга известному всем наследнику Александра I, цесаревичу Константину. Она была принесена уже не только в Петербурге и Москве, но почти по всей России, как через несколько дней потом получается от цесаревича из Варшавы новое подтверждение того, что он отказывается от престола и предоставляет все права свои великому князю Николаю Павловичу, которого в письме своем называет не иначе как императором, а себя — его преданнейшим подданным.
После этого вторичного отречения великому князю Николаю Павловичу уже нельзя было долее медлить принятием на себя обязанностей императора и вместе с тем всех трудностей, какие соединялись в то время с управлением государства, внутри которого готовилось восстание против законной власти. Уведомление об огромных размерах заговора получено было великим князем в один день с вторичным отречением цесаревича. Вместе с тем открыто было, что заговорщики намереваются открыть свои действия в самый день обнародования манифеста о восшествии на престол нового императора и о присяге ему. Так и случилось: 14 декабря, в день, назначенный для того, заговорщики распустили в некоторых гвардейских полках слух, что цесаревич не думал отказываться от престола и что присяга новому императору требуется несправедливо. Конечно, такого объявления было довольно, чтобы остановить солдат, верных престолу, от требуемой присяги: увлекаемые молодыми офицерами, они перестали слушать главных начальников своих, даже ранили некоторых из них, и с криками «Ура Константин!» побежали на площадь Сенатскую. По распоряжению молодого государя, только что принявшего присягу всех высших государственных чинов и всех других полков гвардейских, употреблены были все усилия убедить мятежников к покорности. Но все увещания и митрополита Петербургского, и генерал-губернатора графа Милорадовича остались безуспешны. Последний был даже убит в первые же минуты его появления на площади. Глубоко огорченный таким упорством и смертью такого верного подданного, каким был граф Милорадович, Николай Павлович увидел необходимость действовать силою и приказал полкам идти против мятежников. Когда и эти полки, предводительствуемые самим государем, встречены были выстрелами, не оставалось другого средства к усмирению, как действий артиллерии: картечные выстрелы заставили наконец мятежников разбежаться, и все утихло в вечер того же 14 декабря. Тяжело было молодому императору начать свое царствование пролитием крови своих подданных, но еще тяжелее потом, когда Верховная следственная комиссия, назначенная для исследования всего, что касалось до заговора и тайных обществ, руководивших им, раскрыла, что в числе мятежников были люди, довольно высоко стоявшие в обществе и даже пользовавшиеся доверенностью покойного государя. Как участники заговора, имевшего целью разрушение общественного порядка, они не могли быть помилованы и подверглись различным наказаниям по мере различных преступлений их. Смертная казнь совершена была только над пятерыми главными руководителями заговора. Большая часть солдат гвардейских полков, увлеченных к мятежу обманом, получили прощение.