Славный генерал Суворов Печать
История России - История России

Этот славный генерал был известен тогда почти всей Европе как самый искусный и самый неустрашимый полководец, а между тем, будучи с детства слабого здоровья, он не думал сначала быть военным, и потому отец, приготовляя его к гражданской службе, дал ему лучшее образование для того времени.

Зная несколько иностранных языков, молодой Суворов еще в доме отца своего проводил большую часть своего времени в чтении и особенно любил описания жизни людей, прославившихся военными подвигами. Увлечение, с которым он читал эти описания, вероятно, было предчувствием его собственной славы. Но трудными путями он достиг ее: девять лет прослужил он простым солдатом и в это время проследил он эту жизнь во всех подробностях ее, узнал все нужды, весь быт солдат, привык к простоте этой жизни и, главное, полюбил солдат и внушил им беспредельную любовь к себе. Это было основанием его последующих военных успехов. Правила его военной науки заключались в трех словах: глазомер, быстрота, натиск, т.е. хорошо рассчитать, куда обратиться с первым ударом, потом быстро явиться перед неприятелем и смело напасть на него. Следуя этим правилам и начальствуя войском, безгранично преданным, Суворов никогда и никем побежден не был. Мы знаем, что этою непобедимостью он отличался в войнах польской и турецкой и во время мятежа Пугачева; та же непобедимость заставила и императора Австрийского просить у императора Павла именно Суворова в главнокомандующие соединенной русско-австрийской армии.
Но в то самое время, когда Франц II так убедительно напоминал о славе Суворова, он, будущий командующий соединенной армии, был вовсе не в славе, а в унижении, потому что был в немилости у государя за медленность в исполнении указов императорских о разных преобразованиях в войске, — преобразованиях, которые старый генерал находил неудобными для солдат. Государь, чрезвычайно недовольный таким явным противоречием его воле, приказал ему жить в Новгородской деревне его и даже под присмотром полиции. Покорный подданный не роптал на судьбу свою и находил утешение только в церковной службе, во время которой исполнял он должность дьячка, т.е. читал Апостол, пел на клиросе, а иногда даже звонил в колокола. В другое время семидесятилетний фельдмаршал, забывая все свои славные победы, играл с деревенскими мальчишками или учил их чтению и письму. И среди этих-то занятий и грусти о неумышленной вине своей перед государем получает он следующее собственноручное письмо от этого государя: «Граф Александр Васильевич! Теперь нам не время рассчитываться. Виноватого Бог простит. Римский император требует вас в начальники своей армии и вручает вам судьбу Австрии и Италии. Мое дело на сие согласиться, а ваше — спасти их. Поспешите приездом сюда и не отнимайте у славы вашей времени, а у меня — удовольствия вас видеть. Пребываю вам доброжелательным — Павел».
Мы перенесли на страницы наши это письмо потому, что оно, несмотря на свою краткость, рисует яркими чертами и великодушное сердце императора Павла, и всю славу, какой можно было ожидать от знаменитого фельдмаршала, несмотря на его 70-летнюю старость.
Ожидания были блистательно исполнены, как ни стеснял русского героя в Вене придворный совет, по правилам которого главнокомандующие в Австрии должны были действовать не по своим усмотрениям на месте войны, но по плану, заранее начертанному в Вене под влиянием первого министра Тугута, вовсе не понимавшего военного дела, а между тем почитавшего себя великим тактиком.