Императрица Екатерина II Печать
История России - История России

Царствование Екатерины II было столько же замечательно, как и царствование Петра I.

Можно сказать даже, что оно было еще замечательнее: эта государыня довершила все начатое Петром, и довершила лучше, потому что она пользовалась уже плодами европейской науки, каких во время Петра еще не было. Кроме того, стремясь к одной с Петром цели — образовать Россию по образцу западных европейских государств, Екатерина не поступала так, как поступал Петр: она не переносила к русским всего, что находила лучшим на западе, но только то, что могло слиться с их природою и принести им истинную пользу. Большая часть учреждений ее доказывала это, и более всего ее Наказ к сочинению нового Уложения законов. Это Уложение, несмотря на все желание Петра, не могло составиться при нем и не составилось при следующих после него государях. Екатерина тотчас после восшествия своего на престол начала думать об этом деле и, желая совершить его сколько возможно согласно с нравами и нуждами своих подданных, написала Наказ, названный бессмертным и нашими, и чужестранными писателями. Этот Наказ, которого каждая строка дышала любовью к народу и заботливостью о нуждах его, дан в руководство огромному собранию депутатов, созванных императрицею для обсуждения новых законов из всех местностей ее обширного царства: тут были выборные люди не только от каждого из народов, но даже от каждого племени народов, населяющих Россию. Государыня желала знать мнение всех подданных ее о том, что нужно для Наказа своего Екатерина особенно пользовалась знаменитым сочинением Беккара «О преступлениях и наказаниях» и Монтескье «Дух законов». Сущность законов Екатерины и благодетельные намерения ее при составлении их выражались словами ее к депутатам в отношении смягчения законов уголовных: «Лучше простить десять виновных, нежели наказать одного невинного».
Но и эта комиссия, открытая в Москве на съезде 565 депутатов в июле 1767 года и основанная на таких благодетельных началах, не составила нового Уложения, потому что через год, по случаю начавшейся войны с турками, большая часть депутатов должна была разъехаться и общее собрание их прекратилось, но все то, что оно успело сделать, принесло несомненную пользу самой императрице, которая, сознавая эту пользу, говорила: «Комиссия Уложения подала мне совет и сведения о всей империи, с кем дело имеем и о ком пещись должно». Вероятно, вследствие этого совета и сведений Екатерина знала Россию как природная русская, и с таким успехом управляла ею, несмотря на множество затруднений, окружавших ее почти во все время ее 34-летнего царствования.
Прежде всего озабочивал императрицу недостаток закона о престолонаследии и оттого возможность делать легко перевороты в правлении. В первые два года после ее восшествия на престол и были не однажды тайные попытки к тому, а в конце 1764 года подпоручик Мирович вздумал уже явно освободить из Шлиссельбургской крепости принца Иоанна Антоновича Брауншвейского и провозгласить его императором: но другие караульные офицеры, чтобы остановить заговор Мировича и избавить себя от наказания за недосмотрение свое за поступками его, решились убить несчастного Иоанна. Так кончилась жизнь невинного страдальца и с ним все замыслы других смельчаков пользоваться его именем для новых смут. Мирович был казнен.
С кончиною этого принца прекратились опасения императрицы в этом отношении, но сколько было для нее других причин к беспокойствам! Покойный супруг ее в свое кратковременное царствование пожелал привести к исполнению намерение деда своего Петра I — отобрать в казну церковные имущества — и для того в марте 1762 года издал указ о причислении монастырских и церковных крестьян к государственным; земли же, обработанные ими, отдавались в их собственность с платежом установленного оброка. Сильный ропот возбудился во всем духовенстве и, вероятно, был причиною того, что три месяца спустя оно не только не воспротивилось перевороту, произведенному Екатериной, но даже с видимым удовольствием признало ее достойною престола. 2 8 июня, в день переворота, Новгородский архиепископ Димитрий Сеченов, который смело представлял Петру III несправедливость распоряжения его с церковными имениями и был за то под гневом государя, встретил с радостью Екатерину в Казанском соборе и первый, торжественно назвав ее государыней императрицею, привел к присяге всех присутствовавших в церкви. Как он, так и все высшее духовенство надеялись, что новая государыня отменит указ императора тем скорее, что он возбуждал неудовольствие не только духовенства, но и помещиков, ожидавших того же распоряжения и с их крестьянами, а с другой стороны, и крестьяне помещичьи, с завистью смотря на церковных, освободившихся из крепостной зависимости, начинали во многих местах оказывать неповиновение к господам своим и не хотели верить, чтобы благодетельный указ не освобождал и их, как крестьян церковных. Трудно было государыне на первых порах царствования не уступить такому почти всеобщему ропоту, но Екатерина признавала справедливым намерение Петра I и потому с твердостью решила подтвердить указ Петра III с небольшими только изменениями и в ноябре 1762 года приказала учредить комиссию из духовных и светских членов для приведения в известность всех церковных имений и доходов, и когда через год комиссия открыла, что всех крестьян, принадлежавших церкви и монастырям, было более 900 000 душ, то вторым указом в 1763 году императрица повелела все эти имения взять из духовного ведомства и поручить коллегии экономии, которая вместо прежних оброков и работ должна была собирать с них только по 1 р. 50 к. в год с души. Для монастырей же и церквей составлены были штаты, суммы, которые оставались от них, назначались на содержание духовных училищ, богаделен, госпиталей и других богоугодных заведений, и прежнее приказание Петра I о том, чтобы отставные военные люди жили для прокормления себя в монастырях, было отменено.