Реставрация демократии в Афинах Печать
История Греции - Греция

Олигархия 400 продержалась очень недолго.

Ее расчеты нигде и ни в чем не оправдались. Против нее высказалось афинское войско и флот, стоявшие в Самосе. В союзных городах высшие классы вовсе не были расположены оказывать содействие Афинам из-за того, что там была опрокинута демократия: напротив, те общины, в которых олигархиям удавалось одержать победу, прямо переходили к Спарте. Да и Спарта не оказала поддержки афинской реакции, а только воспользовалась ее изменническими тенденциями. Когда отложилась Эвбея и обнаружился план врагов врасплох захватить Порей, может быть, при содействии крайних реакционеров, олигархия должна была пасть. От крайних отделились умеренные и предложили установить установленную раньше конституцию 5000. При этом, однако, осталась отмененной система содержаний и даже под угрозой проклятий было воспрещено поднимать вопрос о их восстановлении.
Но эта умеренная форма демократии, которую Фукидид называет лучшей из всех афинских конституций, не продержалась более полугода. Возврат к прежнему демократическому строю произошел тотчас же после первых успехов афинян на море, после того как явилась опять надежда на восстановление державы.
Спарта, получая денежную поддержку от персов, вооружив собственный большой флот, отняла у Афин главные опорные пункты в Малой Азии и на островах и уже приступила к последнему шагу — отвоеванию проливов. Но здесь именно удалось афинскому флоту, во главе которого опять стал Алкивиад, одержать ряд замечательных успехов (зимой 411—410 гг.). Враги должны были наглядно увидеть, что даже при всех соединенных усилиях пелопоннесцев, отложившихся союзников и персов нельзя сломить Афины. Спарта выступила с мирными предложениями.
По этому поводу в Афинах партии разделились еще раз, и самым определенным образом. Умеренные, т. е. высшие классы, владевшие землей в Аттике и Эвбее, стояли за мир. Вожди радикальной демократии, во главе их Клеофон, отвергли мирные предложения: за продолжение войны было также демократически настроенное победоносное войско, составлявшее главную массу радикальной партии. Запасы афинян - их старая финансовая основа — давно прекратились — община жила теперь войной; афинские стратеги, чтобы добыть средства для какой-либо экспедиции, начинали поход с каперства, грабежа на море или на берегах. Отвоевание проливов принесло новой доход: в Босфоре афинский флот стал собирать пошлину со всех проходивших кораблей. Радикальная партия одержала верх в собрании, мир был отвергнут, и в результате произошло полное восстановление демократии, со всеми ее особенностями, и главным образом системою вознаграждения граждан за политическую службу.
Реставрация эфиальто-перикловского строя сопровождалась некоторыми особыми мерами предосторожности для ограждения конституции. Так как совет 400 при олигархии распоряжался самовластно, решено было теперь точно определить функции вновь восстановленного совета 500 и провести ясную границу между его авторитетом и компетенцией народного собрания. Особливо было выговорено, чтобы без общего всенародного собрания афинян не было решений о войне, не было присуждения смертной казни, наложения больших штрафов и т. д. Приняты были и более мелочные меры относительно порядка заседаний Совета. Члены его должны были занимать места по жребию, очевидно для того, чтобы помешать заговорщикам и участникам гетерий столковываться между собою и оказывать давление на Совет. Затем ясно обозначилась тенденция к выработке писанной и систематической конституции. Установили комиссию, которой было поручено приготовление законодательных проектов: другой коллегии дали полномочие кодифицовать действующие законы.
Наконец, для закрепления демократии прибегли к мерам религиозным и магическим. Народ принял предложение, в силу которого всякий, кто попытается низвергнуть демократию или займет после ее падения должность, будет считаться врагом афинян и может быть безнаказанно убито; имущество его достается государству, с отдачей десятой части богине. Все афиняне должны в составе своих фил и дем принести торжественную присягу, что будут словом и делом, подачей голоса и собственной рукой содействовать смерти всякого врага демократии, а человека, который такового убьет, будут считать свободным от кровного греха и отдадут ему половину имущества убитого; если исполнитель убийства пострадает сам, то он и его потомство получат почести великих афинских тираноубийц. Таким образом афинский демос составил, по примеру олигархических гетерий, союз на присяге для охраны демократического строя. На основании условий этого союза поднялась ожесточенная демократическая реакция, совершен был ряд юридических убийств и составлены приговоры с лишениями прав по отношению к участникам олигархического переворота или их сторонникам.
Восстановленная демократия пыталась вернуться к своей старой финансовой основе: снова имущие классы были обложены литургиями, и снова были восстановлены вознаграждения. Система раздач под влиянием тяжелой нужды запертого осадой народа получила даже расширение. Клеофон предложил раздавать малоимущим гражданам, не занятым в военным деле, ежедневно содержание в размере двух оболов (около 15 коп.). Заведовать этой «диобелией» было поручено особой комиссии.
Последние 6—7 лет борьбы Афин против почти всех остальных греков, поддерживаемых персами, останутся всегда изумительным примером необычайной цепкости и энергии небольшого народа, воспитанного в школе демократии. Нас поражает не только изворотливость афинян, их способность приносить новые и новые жертвы, замечательно еще и то, что несмотря на разорение, на целые годы осадного положения, среди постоянной опасности быть взятыми врасплох с моря или с суши, афинский народ сохранял свой интерес к эстетическим вопросам, смотрел драмы и комедии, справлял свои художественно-оживленные праздники. Только к концу нервное напряжение доводит народ до утраты самообладания. Оно выражается в знаменитом процессе стратегов-победителей при Аргинузах, которых обвиняли в религиозном преступлении за то, что они в бурю не могли на море поднять и похоронить всех убитых, и которые были осуждены в конце концов неправильным спешным голосованием. Моральный кризис выражается и в террористическом решении народа, принятом почти накануне последнего поражения, чтобы в случае победы у всех пленных были отрублены правые руки.
Демократия до конца держалась остатками державного положения Афин на море. С отпадением ионийских и большей части островных общин, с потерей владений во Фракии у Афин остался только понтийский рынок и дорога к нему — проливы. Здесь в проливах одержаны были в 410 г. решительные победы над пелопоннесцами, которые повели к восстановлению афинской демократии и внешнего авторитета Афин, и здесь же, через 5 лет, разыгралась конечная катастрофа афинского флота (при Эгоспотамах), после которой Афины должны были сдаться.