Продукты страны. Некоторые условия экономической политики греческих общин Печать
История Греции - Греция

Для экономической жизни страны очень важно обладание металлами.

В Греции нет золота и мало меди. Для того, чтобы не быть вынужденными покупать золото за дорогую цену у азиатских народов, греки старались захватить в свои руки ближайшие к ним золотые рудники Македонии и Фракии. В этой необходимости уже заключался сильный толчок к выходу в колонии и на сторонние завоевания. Серебро имелось только в Аттике (Лаврийские рудники), и это исключительное обладание было важной причиной благосостояния и торгового развитая Аттики. Наконец, Греция довольно богата железом: в разных местах была значительная индустрия железа, например, в Спарте. Местонахождения железа опять в той же самой восточной, географически и культурно более развитой части Греции и на островах восточного, Эгейского моря. Но добывание железа и обработка его требовали большого применения топлива: в перспективе этого производства поднималась новая опасность — сведения лесов.
Что касается растительных продуктов, Греция также не богата ими. Ее почвенные условия крайне неблагоприятны для посева хлеба. На крутых склонах греческих гор мало наноса: мягкие слои, получаемые от выветривания, смываются ливнями, и твердые каменные породы выступают наружу. Тут всякая горсть земли на счету. Человеку приходится как бы создавать почву, собирать ее частицами и насыпать вместе: то с большими усилиями он наносит тонкие слои на голые уступы, то роет ямы для добывания мергеля, лежащего местами под почвой, вторым слоем, и таким образом добывает себе почву из-под земли, перекладывая слои.
Другое невыгодное обстоятельство представляет недостаток орошения. Восточная Греция бедна дождями, реки и ручьи питаются горными снегами. Все они — короткие небольшие потоки, низвергающиеся в море, частью совсем пересыхающие. Достаточно напомнить, что крупнейший город Греции, Афины, стоял на двух ручьях, летом совсем безводных. Пресной воды в Греции поразительно мало: тут возможны вечные споры из-за какого-нибудь ручейка, и необходимо старательное распределение очереди для получения воды. Во множестве бытовых привычек и понятий отражается эта жестокая постоянная нужда в воде. В известной клятве членов пилейской-амфиктионии (союза, охранявшего Дельфы) было определенное обещание «не отрезывать у союзных общин проточной воды». Для грека свежая вода — особенное высшее благо. И сейчас современный грек говорит на прощание: «доброго пути и свежей воды». А древний грек произносил почти в тех же словах напутствие отошедшему в другой мир.
Все эти обстоятельства создавали необходимость сложной и хлопотливой системы искусственного орошения. Оно в такой мере было нужно, что для греков понятие об обработке земли совпадало с искусственным орошением. Работы, которые относятся к сооружению его, сами по себе трудны; но кроме того, много внимания требует поддержание оросительной системы. В древней культуре Греции это. дело стояло высоко: с тех пор ирригация пришла в упадок, и современная Греция не идет и в сравнение. Факт этот важен потому, что, без сомнения, старинная Греция имела гораздо более плотное население, чем современная. Если эта масса, стесненная на небольшом пространстве, могла прокормиться, то объяснение лежит не только в развитии широкого подвоза, но и в крайне заботливой, технически высокой культуре земли.
Хлеб в Греции сеяли больше, чем теперь, но наступил момент, когда его стало не хватать. С увеличением населения сделался необходимым ввоз хлеба. Сношения с хлебными рынками, особенно на севере, у Черного моря, и на юге, в Египте, были важнейшей стороной иностранной политики Афин. Одной из главных опор этой республики было обладание проливами, которые вели в Поит (Черное море) и составляли ключ к черноморским рынкам.
Первостепенное значение в древней Греции получило одно растение, хорошо приспособленное к ее климатическим и почвенным условиям, но требовавшее также большого и особенно правильного орошения: это — оливка. Маслины составляли важнейший, даже главный предмет питания обширных слоев народа: оливковое масло служило также значительным техническим продуктом. Оливка производилась в огромном количестве, и поэтому цены на маслину и ее продукты были необычайно низки: в Афинах времени Сократа (немного более литра) стоил 2 медных денежки, менее полторы копейки.
Ввиду огромного экономического значения оливки ее эксплуатация в Аттике была урегулирована государством, и меры эти крайне характерны для древней Греции. Закон запрещал собственнику выкапывать более двух оливковых посадок в году, за исключением особенных случаев, какого-нибудь большого общественного празднества или похорон. Нарушитель этого закона платил за каждое срубленное дерево штраф в 200 драхм, половина которого шла доносчику, половина — государству, в свою очередь отдававшему 1/10 часть суммы богине Афине. Вывоз оливки был также сильно ограничен: государство имело преимущество предварительной покупки на известную часть урожая: благодаря этому, оно могло внимательно контролировать вывоз. Все эти меры представляли тяжелое ограничение прав собственников: принимая их, политическая община имела в виду интересы широких классов населения, которым надо было обеспечить дешевые цены на местные продукты первой необходимости. Вместе с тем эта стеснительная экономическая политика хорошо характеризует всю тесноту греческой кантональной жизни и зависимость людей от мелочно-предусмотрительной экономической организации, которая в свою очередь была вызвана скудостью земли. Нет ничего более характерного для политического сознания, развившегося среди этих тесных кантональных условий, как присяга, которую должен был произнести .всякий гражданин. В сравнении с современными неопределенно-торжественными формулами, присяга лица, вновь вступающего в среду греческой общины, отличалась крайним реализмом и обстоятельностью самых точных и мелочных обещаний. Недавно в Херсоне Таврическом (близ Севастополя) открыта надпись с полным текстом гражданской присяги, относящейся к концу V или началу VI века. По своему положению, отброшенная в варварскую страну, эта греческая колония однако воспроизводила характерные условия большей части кантонов европейской Греции: это была гавань с небольшой полоской земли у выхода сухопутной дороги, обладавшая несколькими укрепленными пунктами на станциях и перекрестках этой дороги. Колония воспроизводила также характерную борьбу партий греческих общий с их заговорами политических клубов, изгнаниями побежденных противников, национальными изменами эмигрантов, исключительными законами и т. д. Поэтому присяга херсонцев характерна и для греческих городов вообще.
Гражданин обещает в ней «мыслить согласно с другими о благосостоянии и свободе города и граждан, не предавать интересов Херсона и его крепостей ни греку, ни варвару, но сохранить их верно народу херсонцев». «Я не стану нарушать демократического строя, не буду помогать врагу и предателю этого строя, не скрою о подобном замысле, но сообщу о нем демиургам, поставленным для управления городом. Так же буду я поступать и в качестве демиурга и члена совета. Я не передам тайно ни греку, ни варвару ничего такого, что может повредить городу, не возьму даров с этой целью, не вступлю в заговор ни против общины, ни против отдельных граждан. Если же я с кем-нибудь вступил бы в заговор и связал себя особой клятвой, лучше мне нарушить обет, чем сохранить его...»
Вслед за этими чисто политическими заверениями идет обещание, также чрезвычайно конкретное, вызванное продовольственными условиями Херсона и законами о хлебной торговле: «Я не буду продавать хлеба, получаемого с полей (нашей) родины, я не стану его вывозить в другое место, помимо Херсона». Видимо, дело идет о правильном обеспечении хлебом главного города и о запрещении свозить куда-либо его запасы, кроме центра, чтобы власти имели полную возможность отделить необходимую долю для продовольствия горожан и только излишек допустить к вывозу. Это место в присяге, нечто в роде наивного вложения перста в раны, наглядно выделяет значение тесной продовольственной регламентации в жизни греческой общины.