Феодальный город XIII—XIY вв. Белоруссии, Украины, Закавказья и др Печать
Статьи - Феодально-крепостное хозяйство в период развито..

Большое значение феодальный город получил в экономическом развитии белорусских и юго-западных украин­ских земель, когда после распада Киевского государства они вошли в состав: первые — Литовского, а вторые — Галицкого княжества, а затем в объединённое Польско-Литовское госу­дарство.

Кроме старых крупных городов, как Вильно, Гродно, Ковно, Львов, Галич, Владимир-Волынский и др., здесь имелась масса мелких городов («места»), представлявших собой небольшие местечки, расположенные на землях феодальных владельцев, населённые ремесленниками, обязанными феодалу повинно­стями. Как эти, так и более новые города (Слоним, Волковыск, Перемышль, Бересты и др.) стали развиваться в крупные торго­во-промышленные центры. В них селились ремесленники из крепостных вотчинных крестьян и из «вольных людей». Часть ремесленников была выходцами из государств Центральной Европы. Стало формироваться мелкое и крупное купечество, которое не только вело местную (ярмарочную) торговлю, но и занималось откупами, денежными операциями, вело загранич­ную торговлю. Развитие торговли способствовало дальнейшему экономическому росту городов и укреплению в них зачатков городской промышленной и торговой буржуазии. Иной путь развития прошли в период феодальной раздроб­лённости в XIII—XIV вв. города южных окраин Восточно-Европейской равнины, а также Закавказья и Средней Азии,  особенно со времени монгольского завоевания. На всём этом обширном пространстве, издавна имевшем культурные и торго­вые связи с древним европейским греко-римским миром, города в преобладающей мере не носили феодально-ремесленный харак­тер, а имели древнее происхождение как крупные торговые центры. Часть этих городов уже к XIII—XIV вв. вместе с падением восточных государств или совсем исчезала, теряла своё значе­ние, или была разрушена (Итиль и Булгар на Волге, Саркел на Дону, Сарай-Берке и др.). Вместо них позднее стали возни­кать другие города (Астрахань, Казань), которые благодаря своему выгодному положению на Волжско-Каспийском водном пути быстро получили крупное значение в оборотах с русской и сибирской пушниной, бухарскими тканями, шелками и ков­рами, произведениями собственных ремёсел — кожаными това­рами, юфтью и пр. На Черноморском побережье старые греко-римские черноморские колонии (Херсонес, Кафа, Судож и др.) вели в XIII в. оживлённую торговлю с Византией, Генуей, Венецией, Малой Азией, Кавказом, где можно было встретить многочисленных представителей купечества этих стран.

В Закавказье, в Колхидском и Иберийском грузинских государствах и в Армении, многие города, особенно в XII— XIII вв., получают значение крупных торговых и промышлен­ных центров. В Армении уже с IX—X вв. кроме старых крупных торговых центров стали расти новые города (Карин, Ван, Беркри, Двин), стоявшие на путях и магистралях крупной караванной торговли. В Грузии (в Колхиде и Иберии) кроме греко-римских колоний и старых царских резиденций и кре­постей (как Мцхет) ещё в период раннего феодализма стали возникать крупные торговые центры (Тбилиси, Кутаиси и мно­гие другие), которые вели крупную импортно-экспортную тор­говлю. Тбилиси, уже по словам армянских историков VII в., являлся городом «торговым, великим и славным». В городском ремесле уже тогда начинают возникать цехи, на которые дели­лись все ремесленники (алькары) во главе с выборными старо­стами (устабаши). Монгольские нашествия XIII—XIV вв. по­дорвали торгово-промышленное значение городов Закавказья и их прогрессивную роль в общественном развитии. В Средней Азии древние города — Маркиана (Мерв), Бактра, Мараканда (Самарканд), Кашгар и др., — лежавшие на путях караванной торговли из Передней Азии в Китай, при завоева­нии монголами Чингисхана были опустошены и даже полностью разрушены, а население их перебито или рассеяно. Во второй половине XIII в. они стали вновь приобретать значение важ­ных торговых и промышленных центров с развитым городским .ремеслом и крупной торговлей. В Самарканд Тимур насильственно переселял искуснейших ремесленников-оружейников Закавказья, ткачей шёлка и ковров из других городов Азии, инженеров и архитекторов для своих замечательных сооружений (мавзолеи, дворцы, обсерватории и др.). Но «кочевой» характер феодализма державы Тимуридов и быстрый её распад не могли открыть дальнейших путей для прогрессивного развития горо­дов Средней Азии.