Междугородской обмен 13-14 вв Печать
Статьи - Феодально-крепостное хозяйство в период развито..

Кроме местной деревенско-городской торговли в XIII— XIV вв. значительное развитие получает и междугородской обмен. Он был затруднён вследствие плохих путей сообщения, особенно в связи с громоздкостью, малоценностыо и однообра­зием предметов торговли.

Но в некоторых случаях отсутствие на местах некоторых важнейших предметов потребления (на­пример, соли) вызывало необходимость отдалённого товаро­обмена. По речным путям междугородской обмен шёл далеко, например из Новгорода доходил до Твери, Черниговской земли, Суздаля и Москвы. Основным препятствием развития между­городского обмена кроме путей сообщения являлось то, что в период феодальной раздроблённости XIII—XV вв. каждая «земля» и город представляли самостоятельное государство. Князья и вотчинники при разделе своих владений между  наследниками давали им земли «с волостьми и с путми и с селы и со всеми пошлинами». При переходе их «рубежа» (границы) торговле приходилось преодолевать большие затруднения в виде многочисленных таможенных и податных сборов, а иногда и прямых запретов. Поэтому в многочисленных дошедших до нас внутренних торговых договорах отдельных земель часто упоминаются согла­шения о торговле «без рубежа». Договор Новгорода с Тверью 1365 г. представлял новгородцам «путь чист без рубежа сквозе Тферь и Тферскии волости». Новгородцы же получили от татар­ских ханов ярлык на свободную, «без рубежа», торговлю в Суздальской земле и много других. В XIV в. торговое раз­витие Москвы приводит также к ряду договоров её с Тверью, Рязанью и другими городами, причём Москва, как и другие города, часто давала иногородным купцам (например, двинским торговцам солью) льготы не платить ни «тамга, ни мыт, ни костки, ни гостиное, ни явка, ни иные никоторые пошлины». Из товаров внутреннего потребления на первом месте в междугородном торговом обороте стояла, по-видимому, соль как предмет первейшей необходимости, не везде имевшийся. Само древнее название купца во внутренней торговле «прасол» показывает на его торговлю солью, хотя впоследствии назва­ние «прасол» стало общим названием более мелкого купца. Соль шла из Крыма, из Галицкой земли, с севера — с Камы и озёр, отчасти с Заволжья. Доставка её из таких далёких краёв, конечно, иногда становилась затруднительной, в особенности при частых войнах.

Так, памятники отмечают, что вследствие войны Киева с галицким князем прекратилась торговля солью, «и не стало соли во всей Русской земле». Купцы новгородские, вологод­ские, устюжские, тверские издавна вели торговлю солью и хлебом, которые они привозили в свои области, где этих товаров недоставало. Торговля этими товарами массового потребления требовала капиталов и привлекала внимание крупных торгов­цев вплоть до князей, которые охотно принимали участие в разных тогдашних «хлебных» и «соляных» спекуляциях. Так, когда в 1215 г. «поби мраз (мороз) обилие (урожай) по волости» «зая князь (Ярослав) вьрш (хлеб) на Тръжку: не пусти в город ни воза». То же он сделал в 1232 г., не пустив гостей в Псков и повысив цену на соль до «7 гривны бьрковьск». Но кроме годов неурожаев даже северные области были более или менее обеспечены своим хлебом и не требовали большого привоза из хлебородных областей. Внутренняя и междугородская торговля происходила не только собственно на городских торгах в виде постоянной базарной торговли, но и на ярмарках в городах и у больших монастырей. Последние часто развивали очень широкую тор­говую деятельность, имея своих специальных приказчиков, «купчину», охватывая своими оборотами самые разнообразные товары (соль, рыба, мёд, воск и «всякий товар») и самые отда­лённые части страны. Один из крупнейших торговых монастырей, Троице-Сергиевский под Москвой, вёл торговлю с Вологдой, Холмогорами, Новгородом, имел свои торговые суда на Волге, Северной Двине, Угре, Белоозере. Через своих «купчин», «старцев и мирян» монастырь скупал соль, рыбу и торговал «каким товаром ни будь». На основании великокняжеских грамот торговля и суда Троице-Сергиевского монастыря были освобождены от обложения всякого рода пошлинами. Другие монастыри, как Кирилло-Белозерский, Череповецкий, вели такую же торговлю в несколько меньших размерах, также освобождаясь жалован­ными грамотами от «мыта и тамги и иных никоторых пошлин». Кроме таких оптовых закупок (по-видимому, частью для соб­ственного потребления, но частью и для продажи) торговля происходила на монастырских ярмарках, обычно связанных с какими-либо праздниками. На эти ярмарки приезжали не только окрестные крестьяне, но и торговцы из отдалённых местностей. Торговля как внешняя, так и внутренняя облагалась много­численными сборами и пошлинами в пользу князя. А так как в рассматриваемый нами период каждое мелкое удельное вла­дение представляло собой самостоятельное княжество, то пош­лины и сборы тяжело ложились на торговлю. От них освобожда­лись некоторые привилегированные группы торговцев, осо­бенно монастыри. Торговые сборы были многочисленны и разнообразны: мыт (с воза или с лодки с товаром), мостовщика (за проезд по мосту), костки (с человека, сопровождавшего то­вар), тамга (установленная, по-видимому, татарами таможенная пошлина с ценности товара), весчее (за взвешивание товара), гостиное (за склад товара в торговом помещении), явка (при предъявлении товара властям), пятно (за клеймение) и др.  Всё это были обычные феодальные источники доходов князей от торговли. Тяжесть обложения была весьма велика и отри­цательно отражалась на развитии товарооборота. Поэтому многие князья жалованными грамотами освобождали от всех этих пошлин («ни тамги, ни мыт, ни костки, ни гостиное, ни явка», как говорилось в грамотах) не только монастыри, но и целые группы торговцев. До XIII—XIV вв. торговля продуктами сельского хозяй­ства и ремесла большей частью не обособлялась в виде профес­сиональной деятельности особого общественного класса. Ею занимались князья, бояре, духовенство, монастыри, так же как купцы и сами сельские и городские производители. Пред­ставители государственной власти, князья-вотчинники, «воло­стели» не только вели торговлю, но пользовались ею для взима­ния в свою пользу всевозможных поборов и пошлин. Торговля велась также и боярами-землевладельцами; с другой стороны, купцы тоже владели землями, сбывали продукты своего хозяй­ства.