Феодальный магнат Печать
Статьи - Хозяйство XV-XVII вв.

Кроме крестьянства к податным и низшим классам южно­русского общества XIV—XV вв., экономическое положение которых было также малоблагоприятно, относились городские ремесленники и мелкие городские торговцы. Среди них было много еврейской бедноты.

Введение ещё в XIV в. в некото­рых крупных городах и местечках Галицкого княжества «Магдебургского права», занесённого сюда из Польши и Германии, в значительной мере способствовало росту некоторых городов и развитию в них цехового ремесла и крупной торговли. В этих городах жителям, ремесленникам и торговцам предоставлялось право вести торговлю и промыслы на основе корпоративно-цехового устройства с самоуправлением в городских и корпо­ративных делах, с собственной городской сословной юрисдик­цией и пр.

Всё это способствовало торгово-промышленному развитию городов, цеховой организации ремесла наподобие цехового устройства Западной Европы, подготовляя формирование класса городской буржуазии. В особенности в западных частях Гали­ции в XV—XVI вв. наблюдался значительный рост торговых городов и местечек, способствовавший охвату денежным хозяй­ством и рынком всей жизни страны. Местные ярмарки были в изобилии рассеяны по всей стране. В мелких городах торговля и ярмарки носили преимущественно местный характер, а ре­месло было занятием городской, преимущественно еврейско-польской бедноты.

Тяжёлое экономическое положение трудовых городских классов особенно усугублялось двойной экономической эксплуатацией их. Верховная государственная власть извлекала боль­шие доходы из всевозможных форм обложения городских ремёсел и торговли, устраивая таможни — «коморы» — для обло­жения торговли и торгового оборота пошлинами, мытом, до­стигавшими значительных размеров. Так как многие города и местечки образовывались иногда на крупных латифундиях фео­дальной знати, то в этих случаях они не имели прав самоупра­вления, а ремесленное и торговое население таких городов было обложено в пользу владельцев тяжёлыми податями и сборами.

В руках крупных феодальных владельцев, как русско - галицких, так и польско-литовских магнатов (Острожские, Чарторийские, Вишневецкие, Потоцкие, Замойские и др.), сосредоточивались громадные земельные владения размерами в целые области, с массой расположенных на них сёл и городов. Об этом свидетельствуют, например, земельные богатства быв­шего удельного русского князя Острожского, вотчинные владе­ния которого охватывали громадную часть Волыни, Подолии и Киевщины, с 35 городами, более 700 сёл, с которых он получал доходов до 10 млн. золотых рублей. Другому польскому маг­нату, Вишневецкому, принадлежала вся Полтавщина с 56 посе­лениями и с 40 тыс. дворов; польскому магнату Калиновскому принадлежала вся Уманыцина и т. п. Феодальная знать в XIV в. имела значение правящей верхушки, по решениям которой со­вершалось всё высшее управление государством. В местном управлении — в хозяйственной жизни, юрисдикции и пр. — удельное боярство с окружающими его тысяцкими, воеводами и др. имело полную самостоятельность феодалов-вотчинников, хищническим образом эксплуатировавших жившее на их землях население.

Вокруг этих магнатов группировалось более мелкое, помест­ное дворянство. Это были преимущественно служилые люди при­вилегированного сословия, получавшие землю от «господаря» на ленном, условном праве пожалования, с обязательством нести военную службу, но с правом передачи земли по наследству. Эти формы феодальных отношений и условно-служилого земле­владения в южнорусских областях стали складываться (как и в литовско-русских) в XV в. Но впоследствии, в XVI в., это условно-служилое землевладение дворянства и шляхты постепенно приобрело все права и преимущества вотчинного владе­ния. Этот процесс получил окончательное завершение по мере роста польского влияния, когда южнорусское, так же как и литовско-русское, дворянство получило сословные права и порядки польской шляхты.