Процесс объединения Литвы с Польшей Печать
Статьи - Хозяйство XV-XVII вв.

Вместе с тем в XVI в. уничтожались остатки старого общинносябринного крестьянского землевладения путём введения в господарских, т. е. великокняжеских, имениях, особенно западной Литвы, так называемой «волочной системы». По этой системе вся лучшая земля выделялась для устройства помещичьей усадьбы — «фольварка», а крестьянские наделы вокруг фольварка разделялись на «волоки», т. е. равные участки размером около 19—20 га, с разделением каждого на три поля.

На каждой волоке на среднем поле размещался крестьянский двор и поселялось редко по одной, преимущественно по нескольку крестьянских семей. Крестьяне должны были обрабатывать фольварковые земли барщиной, уплачивая сверх того денежный чинш. Этой реформой (Сигизмунда II, 1557 г.) было окончательно закреплено подворпоучастковое крестьянское землевладение, а вместе с тем создана и закреплена при господарских имениях необходимая для них рабочая сила. Волочная система первоначально не распространялась на приднепровские и придвинские области, где ещё сохранялась земельная община, но где повинности также были строго определены и переведены на деньги.

Решающее значение для дальнейших политических и экономических судеб Литвы и её белорусского населения имело усиление польского влияния и связей, которые (начиная ещё с 1386 г., при Ягайле) особенно заметно проявляются в литовском государстве и в правящей литовской шляхте в конце XV в. Стремление к слиянию с Польшей противоречило не только политическим интересам русских служилых кругов, но и интересам массы литовско-белорусского населения, которому польское влияние и порядки несли усиление крепостных отношений. Тем не менее неудачи в Ливонской войне заставили Литву пойти на объединение с Польшей. Люблинской унией 1569 г. был окончательно завершён этот длительный исторический процесс объединения Литвы с Польшей при всех выгодах его на стороне последней. К Польше отошли от Литвы Подолия, Волынь, Киевщина, Подляшье. Сама Литва, Белоруссия, Украина становятся колониями панской Польши.

С этих пор политические судьбы и хозяйственное развитие Литвы и её белорусских областей вплоть до конца XVIII в. стали проходить и развиваться в русле новой политической формы польско-литовского государства — Речи Посполитой. Белорусское крестьянство подпало под ещё более жестокий крепостной гнёт. В Литве и во всех белорусских областях стало возникать польское устройство центрального и местного управления, польские порядки земельных отношений и пр. Литовско-русские землевладельцы уравнивались с польской шляхтой в своих вотчинных правах землевладения на их имения. Литовско-русская знать, добившись уравнения её политических прав с польской знатью, получила вместе с ней значение правящей аристократической землевладельческо-феодальной верхушки.

Особенно сильно при этом проиграло в своих правах и в экономическом положении крестьянство. Землевладельцы литовско-белорусских областей закрепили не только свои экономические права на крестьянский труд, но и личные права над крестьянами в самых жестоких средневековых формах. С быстрым развитием денежного хозяйства и рыночного сбыта литовско-русское поместное дворянство для повышения своих доходов воспринимало от польских панов-рыцарей их крепостнические способы эксплуатации крестьянства. Польская шляхта у себя давно присвоила полное, бесконтрольное и безнаказанное распоряжение жизнью и смертью своих крестьян; по словам современных польских писателей, для шляхтича убить «холопа» значило не больше, чем убить собаку. С водворением в литовско-белорусских областях польской администрации и под её покровительством здесь началась усиленная землевладельческая польская колонизация и приобретение населённых имений польскими землевладельцами, приносившими сюда польские крепостные порядки. Население, спасаясь от крепостного гнёта, убегало из внутренних областей в степные окраины Польского государства, за Днепр, в южные украинские степи, ища здесь свободной от шляхты земли и личной свободы.