Крупная промышленность Печать
Статьи - Хозяйство XV-XVII вв.

Несомненно, что в общей хозяйственной структуре Русского государства XVI —XVII вв. крупная вотчинная промышленность не имела большого количественного значения и удельного веса. Подавляющая часть потребностей страны удовлетворялась домашней переработкой продуктов в самой вотчине и для её нужд или такой же домашней крестьянской промышленностью и сельским ремеслом.

Только некоторые отрасли промышленности, как железорудная, оружейная и некоторые другие, по самым условиям производства велись в более крупных размерах на государственных предприятиях или в крупных боярских вотчинах. Следует отметить также то обстоятельство., что эти ведущие отрасли промышленности, особенно, например, железоделательная и оружейная, организовались в виде монополий их владельцев. Так, заводы Виниуса хотя и строились русскими мастерами, были отданы ему в монопольное владение, что безусловно задержало развитие русской железоделательной промышленности. Русское купечество не без основания боролось с таким засилием иностранцев.

Но государственная и вотчинная промышленность имела большое историческое значение как источник образования крупных денежных доходов и состояний крупных феодалов-вотчинников.

Громадные земельные владения со многими тысячами сидевших на них зависимых и крепостных крестьян, уплачиваемые ими денежные и натуральные оброки, выполнявшаяся барщина — все эти докапиталистические ренты являлись, как это можно в настоящее время считать документально установленным, одним из основных источников образования крупных денежных состояний в крепостную эпоху.

Достаточно указать, что царь Иван IV считался, по отзывам иностранцев, одним из богатейших феодалов в Европе. Ему не уступал по богатству Борис Годунов. Вотчинное хозяйство царя Алексея Михайловича приносило ему до 200 тыс. руб. дохода в год. Доходы и обороты Морозова от всех его вотчин, предприятий и ростовщических операций составляли во всяком случае до миллиона золотых рублей на деньги начала XX в. Не меньшие, если не большие, доходы имели от своих вотчин Строгановы и многие другие. Царские торговые монополии, дававшие громадные прибыли по внешней торговле, опирались целиком на вотчинное хозяйство царя и его приближённых и имели материальную базу в сельскохозяйственном производстве этих вотчин. Громадные торговые прибыли от этих монополий попадали в руки небольшой кучки крупных феодалов и крупных «гостей».

Насколько велико было сосредоточение феодальных состояний в руках некоторых групп наиболее крупных феодалов, показывают следующие цифры по тому же поташному делу. Из всего поташа, поставленного в 1662—1663 гг. в казну (он находился в казённой монополии) в количестве 213 тыс. пудов на сумму 698 тыс. руб., десять бояр и дворян поставили 145 тыс. пудов, на 522 тыс. руб., т. е. почти 75% по ценности, и из них одно предприятие Морозова поставило на 359 тыс. руб., т. е. свыше 50% всего поставленного поташа, тогда как все остальные 27 нетитулованных поставщиков поставили всего на 176 тыс. руб. Правда, поташное дело как крупное заводское производство было наиболее концентрировано. Поставка, например, другого монопольного товара, юфти, производимого несколько более «кустарно», не обнаруживает такой сильной концентрации.

Во всяком случае сказанное не оставляет сомнения в том, что, во-первых, в XVI—XVII вв. среди феодально-поместной знати и верхушки наиболее крупного купечества были уже накоплены большие состояния, сосредоточившиеся в руках незначительного числа фамилий, и, во-вторых, что начальным источником этих богатств в крепостную эпоху являлись вотчинные доходы, докапиталистические земельные ренты.