Тариф 1810 года Печать
Статьи - Феодально-крепостное хозяйство России

Ещё до войны 1812 г. было обращено внимание на тяжёлое положение государственного бюджета и на обременительность налоговой и податной систем для широких масс населения. В 1810 г. Сперанский, бывший в то время государственным секретарём, представил в Государственный совет специальную записку о реформе финансов, о плане их на 1810 г. и на буду­щее время.

Указывая на хронические дефициты бюджетов, на чрезмерный и постоянно увеличивавшийся выпуск ассигна­ций, на громадный государственный долг, исчисляемый им на 1811 г. в 800 млн. руб., Сперанский приходит к заключению, что «потребны сильные меры и великие пожертвования, чтобы вывести нас из сего положения». Он даёт широкую картину преобразования государственных финансов, экономии государственных средств, изменения налоговой и податной систем, улучшения источников доходов и особенно прекращения выпуска ассигнаций, установления твёрдой металлической валюты и вы­пуска разменных на серебро кредитных билетов.

Из всех этих предложений Сперанского ничего не вышло. «План финансов» был слишком радикальной реформой для крепостнической России и возбудил большое недовольство дворянства. Сам Сперанский впал в опалу. И только через десять лет, возвратившись из ссылки, он вновь поднял этот вопрос. Идеей его, но без широкой преобразовательной дея­тельности в области кредита, денег и бюджета, воспользовался Канкрин при проведении реформы денежной системы.

Другим важным вопросом экономической политики начала XIX в. был вопрос о внешней торговле и таможенной политике. Неустойчивое международное положение и непрерывные войны затрудняли внешнеторговые сношения, заставляя часто изме­нять таможенную политику. Присоединение России по Тильзитскому миру к континентальной блокаде вызвало запреще­ние ввоза в Россию английских товаров, падение торговых обо­ротов и таможенных сборов, обесценение денег, банкротства, протесты купечества и землевладельческого класса. В 1810 г. было введено новое «Положение о внешней торговле», по кото­рому фактически отменялась континентальная блокада Англии, так как разрешался ввоз английских товаров и вывоз сырья и полуфабрикатов на нейтральных судах. На некоторые пред­меты потребления (кофе, сахар) введена была высокая пошлина, а предметы роскоши (шедшие преимущественно из Франции) вовсе запрещались к ввозу. Точно так же облагались высокой пошлиной некоторые льняные, шёлковые, шерстяные изделия, производимые в стране.

Тариф 1810 г. и отказ от блокады были одной из причин нового обострения взаимоотношений с Францией. Но тариф 1810 г. просуществовал недолго и в 1816 г. был заменён новым, с несколько облегчёнными ставками на ряд товаров и с отменой запрещения ввоза ряда товаров, хотя запрещение на ввоз льня­ных и хлопчатобумажных тканей, выделанных кож, чугуна, некоторых металлических изделий осталось. В 1819 г., согласно общим обязательствам стран по Венскому трактату об установ­лении благоприятствующих тарифов, был введён новый тариф, с наиболее льготными тарифными ставками. Этот тариф 1819 г. почти полностью отменял запрещение ввоза товаров, понизил ставки на ввоз сырья, полуфабрикатов и многие другие то­вары. Тариф 1819 г. предоставлял особо льготные условия Поль­ше, чем ещё более способствовал конкуренции польской про­мышленности с русской к невыгоде последней. Фритредерский тариф вызвал увеличение привоза  иностранных товаров  в Россию и повлёк, с другой стороны, разорение и закрытие многих русских фабрик, которые не могли выдержать иностранной кон­куренции.

Из-за протестов промышленников, а также в связи с небла­гоприятным положением финансов и торгового баланса прави­тельство принуждено было вновь возвратиться к покровитель­ственно-запретительному тарифу. Тариф 1822 г. запрещал или облагал повышенными пошлинами значительное число товаров: был запрещён ввоз 3 110 видов товаров. Охранительный тариф 1822 г. действовал до середины века, но ставки его много раз менялись в зависимости от текущих потребностей, сохраняя в общем покровительственно-охранительный характер. Тогда же была установлена таможенная граница между империей и Польшей, но польские товары при ввозе в Россию всё же обла­гались более низкими пошлинами, чем по общему тарифу.