Ассигнационный рубль в России к 1812 году Печать
Статьи - Феодально-крепостное хозяйство России

Со времени наполеоновских завоеваний центральный для того времени рынок заёмных капиталов — голландский — был за­крыт, так как Голландия была завоёвана Наполеоном. Внутрен­ний денежный рынок был ограничен. Внутренний заём 1809 г. дал всего 3,8 млн. руб.

Единственным средством финансирова­ния войн и народного хозяйства оставался выпуск ассигнаций, которых в 1804 г. было выпущено на 260,5 млн. руб., а в 1810 г. ещё на 272 млн. руб. Ассигнаций было в 1810 г. в обращении на номинальную сумму 577 млн. руб. За годы войны сумма ассигнаций в обращении увеличилась до 761 млн. руб., а к 1818 г. дошла до 836 млн. руб. Курс ассигнаций стал катастро­фически падать: в 1805 г. ассигнационный рубль стоил 77 коп. серебром, в 1809 г. — 44,5 коп., в декабре 1810 г. — 20 коп., и после некоторого повышения, вследствие принятых мер, вновь упал к 1818 г. до 20 коп., а в некоторых местностях — ещё более низко (так называемые «простонародные лажи»),

К 1812 г. царское правительство не имело никаких финан­совых ресурсов для ведения большой войны. Смета на 1812 г., составленная ещё до начала войны, без учёта военных расхо­дов, была сведена с дефицитом в 120 млн. руб. В 1813 г. недобор составил 161 млн. руб. (израсходовано 425 млн. руб., на 103 млн. руб.  больше сметы). За   годы  Отечественной войны было прекращено всякое казённое строительство, прекращён кредит частным лицам, увеличены подушная подать, цены на соль, таможенные и гербовые сборы, казённые земли стали распро­даваться. Всё это давало очень мало для финансирования войны. Французы стали выпускать фальшивые ассигнации, которые для поддержания курса настоящих ассигнаций приходилось выкупать по полной стоимости.

При резком падении стоимости ассигнаций не было возмож­ности вообще упорядочить бюджетно-сметное государственное хозяйство. Государственные бюджеты как в доходной, так и в расходной части, несмотря на свой быстрый номинальный рост, фактически, в переводе на постоянную стоимость серебра, не только не увеличивались, но, наоборот, сокращались. Так, в 1803 г. расходы (обыкновенные и чрезвычайные) исчислены были в 114 млн. руб. ассигнациями, но на серебро ото составляло 91,4 млн. руб. В 1810 г. расходы составляли 282 млн. ассигна­циями, но на серебро они составляли всего 71,7 млн. руб., в 1814 г. соответствующие цифры были: 482 млн. руб. ассигна­циями и 88,8 млн. руб. серебром.

В обыкновенных доходах преобладающая часть, почти поло­вина, покрывалась разными «окладными» сборами с крестьян­ского населения (подушной и оброчной податью), к которым прибавлялась другая важнейшая статья доходного бюджета, также взимаемая в преобладающей части с крестьян, — «пи­тейные» сборы. Например, по первой росписи, утверждённой Александром I, в 1801 г. из общего числа обыкновенных госу­дарственных доходов в 81,1 млн. руб. с крестьян поступало оброчной и подушной подати 39,1 млн. руб. и «питейных» сбо­ров 19,1 млн. руб. В 1810 г. из общей суммы доходов в 209,3 млн. руб. с крестьян взималось подушной и оброчной податей 71,2 млн. и «питейных» сборов — 36,9 млн. руб. Наконец, в 1816 г. соответствующие цифры были: 344,7 млн. всех доходов, 106 млн. окладных сборов с крестьян и 105,3 млн. руб. «питейных» сбо­ров. Таким образом, крестьянство и другие трудящиеся массы выплачивали от двух третей до трёх четвертей обыкновенных государственных доходов. Такое переобременение крестьян податями и налогами вызывало большую недоимочность, кото­рая в 1816 г. достигла 168 млн. руб. (т. е. свыше полуторного годового оклада).

В расходной части главнейшую долю составляли расходы на армию и флот. По обыкновенному бюджету они составляли в 1801 г. 41,1 млн. руб., в 1810 г. — 107,9 млн., в 1812 г. — 172 млн. и в 1816 г. — 200,7 млн. руб. Но большие военные расходы покрывались чрезвычайными поступлениями — печатанием ас­сигнаций и займами. В 1817 г. был произведён последний вы­пуск ассигнаций и было объявлено о дальнейшем прекращении выпусков. Ассигнации были признаны государственным дол­гом. Была создана специальная комиссия погашения государ­ственных долгов, которая стала выплачивать на погашение по 55—60 млн. руб. ежегодно. К концу царствования Александра I государственный долг России составил 1345 млн. руб., в том числе банковых займов — 78 млн., внутренних — 672 млн. и ассигнаций — 595 млн. руб.

Такое положение государственных финансов, особенно при широкой великодержавной политике, которую вела в то время царская Россия, нельзя не признать катастрофическим. Правда, в условиях господства в стране натурального хозяйства войны не требовали таких значительных денежных средств и расходов, как при товарно-капиталистическом хозяйстве. Но изобилия денег в стране не было, денежный оборот был вообще невелик, и. военные расходы были очень разорительны для народного хозяйства. Войны стоили народу большого количества убитых и раненых. В одной Отечественной войне 1812 г. было убито и ранено 100 тыс. человек, а во всех наполеоновских войнах — не менее 200 тыс. человек. По данным тогдашней статистики, правда, невысокой точности, в 1813 г. обнаружилось абсолют­ное сокращение прироста населения до 3 тыс. человек против прироста в 1809 г. в 472 тыс. и в 1812 г. в 233 тыс. Прирост насе­ления (342 тыс. человек) восстановился лишь в 1815 г.