Политическое и экономическое положение России в первой четверти 19 века Печать
Статьи - Феодально-крепостное хозяйство России

Как мы указывали выше, к концу XVIII в. императорская Россия заняла одно из первых, если не первое место среди евро­пейских держав по своему политическому влиянию и по удель­ному весу в европейской экономике. Создав обширнейшую по территории и по количеству населения централизованную им­перию от Немана до Тихого океана и от Белого до Чёрного моря, с регулярной и хорошо вооружённой для того времени армией, русский абсолютизм имел решающее слово среди ещё не достиг­ших полного национального объединения стран Западной Ев­ропы.

 

Прежние наиболее сильные враги и противники Рус­ского государства XVII в. и первых лет петровской империи всё более теряли своё значение. Швеция после петровских побед выпала из ранга первоклассных военных держав. Панская Польша не могла преодолеть своего внутреннего феодального распада и быстро шла к национально-государственному уни­чтожению. Германия всё ещё была раздроблена на мелкие фео­дальные государства, а Пруссия, созданная русским царизмом и затем доведённая до катастрофы победами русских войск в Семилетнюю войну, ещё не получила гегемонии над осталь­ными германскими государствами. Более сильным политиче­ским противником царской России, особенно на Балканах и в Турции, была императорская Габсбургская Австрия, но и она, конкурируя с Пруссией из-за германской гегемонии, не имела внутреннего сплочённого и национального единства. После блестящих побед России над Турцией власть её над Новороссией, Крымом, югом Украины была ликвидирована, и Россия прочно встала на Чёрном море.

В абсолютистской Франции русский царизм находил наи­большую поддержку и единство политических взглядов, а после революции явился главным защитником принципов абсолю­тизма и прибежищем для свергнутых революцией феодальных классов. Екатерина II со времени начала французской револю­ции стала готовиться к интервенции во Францию и подготов­лять с этой целью коалицию держав. Павел продолжал ту же политику. Но переворот Наполеона Бонапарта 18 брюмера (9 ноября) 1799 г. передал в его руки диктаторскую власть сначала консула, а затем императора. Крупная буржуазия, получившая от революции всё, что она могла ей дать, стреми­лась к «твёрдой власти» для укрепления своих классовых инте­ресов и для удушения дальнейшего развития революции, со­хранив «...только те результаты революции, которые были выгодны крупной буржуазии».

Но вместе с тем феодально-монархическая Европа очутилась перед лицом новых завоевательных войн императорской Фран­ции. Коалиции европейских государств против наполеоновских завоеваний кончились неудачей. Вся континентальная Запад­ная Европа лежала у ног Наполеона. Её старые самостоятель­ные национальные государства сделались лишь придатками французской империи, «новыми департаментами» её, в отличие от «старых», населённых французами. Французы как господству­ющая нация, «стоящая выше всех наций», предназначались, по мнению Наполеона, к мировому господству. И хотя войны Наполеона расшатывали господствовавший в Европе феодально-абсолютистский строй, но, превратившись в завоевательные, они породили в свою очередь национально-освободительные войны против империализма Наполеона даже в самых отста­лых абсолютистских государствах — Испании и России. Он встретился в России с грозной силой народной войны против порабощения, которая стала концом его империи.

Таким образом, политическое положение и экономика Рос­сии в первую четверть XIX в. складываются и развиваются в условиях борьбы против Наполеона, особенно Отечественной войны 1812 г., в условиях длительных и важнейших полити­ческих и экономических последствий этой борьбы.