Европейский абсолютизм Печать
Статьи - Феодально-крепостное хозяйство России

Европейский абсолютизм для сохранения господства земле­дельческих классов и для спасения своего собственного суще­ствования стал проводить политику «просвещённого абсолю­тизма».

Сущность его заключалась в стремлении монархов сделать совершенно неограниченной центральную государствен­ную власть, идеологически поставить её во главе просветитель­ных реформ, требуемых веком, парализовать этим зарождающие­ся общественные стремления к политической свободе, ограни­чить их лишь тем, что сочтёт нужным государство для «общего блага», т. е. для блага господствующих классов. Борясь с феодально-крепостническими остатками средневековья, «про­свещённый абсолютизм» сделал некоторый шаг вперёд к буржуазной идеологии в смысле провозглашения «естествен­ного права», эмансипации личности, номинального равенства всех перед законом. Но классовая основа всей этой поли­тики оставалась той же, в особенности там, где господство феодально-дворянской земледельческой знати было наиболее сильно.

Царская Россия как страна в экономическом отношении более отсталая не испытывала ещё такого обострения полити­ческих и социальных отношений. Поэтому русский царизм, объединивший под своей властью необъятную территорию с её громадными естественными богатствами, с громадной чис­ленностью населения, с крупной централизованной организа­цией крепостного хозяйства, обладал наиболее значительной политической и экономической силой среди европейских аб­солютистских государств, являясь арбитром и вершителем европейских дел. Несмотря на коренные политические проти­воречия между этими государствами, классовое единство стре­млений и идеологии объединяло их политику. Всё это приво­дило к расцвету тайной дипломатии, ко всякого рода коалициям и коалиционным «кабинетским» войнам, объявлявшимся монар­хическими правительствами в зависимости от их тайных и да­леко идущих дипломатических планов. Россия принимала актив­ное, успешное и часто решающее участие во всех этих диплома­тических комбинациях и войнах. К тому же «просвещённый абсолютизм» России, объединив вокруг себя высшие классы об­щества и некоторую часть средних, сумел выдвинуть большое число выдающихся дипломатов,  государственных деятелей, полководцев и флотоводцев, достигнув апогея своих военных и дипломатических успехов.

Таким образом,] по словам Энгельса, «единая, однородная, молодая, быстро растущая Россия, почти неуязвимая и совер­шенно недостижимая завоеванию» заняла в конце XVIII в. первое место среди европейских «великих держав». Однако эти успехи были достигнуты ценой крайнего напряжения и истощения производительных сил страны. Феодально-крепост­ническая система сохранялась в России в более сильной степе­ни и более долго, чем в других европейских странах. «Дворян­ская диктатура» в царствование Анны Ивановны, Елизаветы, Екатерины II привела к ещё большему укреплению крепостни­ческих прав, личных и служебных привилегий дворянства, к усилению закабаления трудящихся масс населения.

Крепостничество и крепостное хозяйство достигли к концу XVIII в. апогея своего развития, вылившись в законченную хозяйственную систему, охватывающую всё народное хозяй­ство, как сельское хозяйство, так отчасти и промышленность. Одновременно с этим продолжало расти общественно-эко­номическое значение буржуазии и буржуазных элементов в хозяйственном развитии страны. Рос удельный вес промыш­ленности в народном хозяйстве, происходило отделение города от деревни, образование крупного национального рынка, рас­ширившегося благодаря новым территориальным приобрете­ниям. Расширялись и укреплялись зачатки капиталистиче­ского уклада в промышленности.

Такое противоречивое и двойственное направление в раз­витии социально-экономической жизни и народного хозяйства страны обусловливалось тем, что элементы «старого» в фео­дально-крепостнической системе абсолютистского государства достигли к концу XVIII в. предела в своём развитии и стали от­живать; зачатки же «нового», капиталистического уклада стали расти и развиваться. Процесс борьбы между отживающим «старым» и растущим и укрепляющимся «новым», между господ­ством и диктатурой крепостнического дворянства и завоёвываю­щей своё место буржуазией, продолжался весь XVIII в. и на­чало XIX в., после чего элементы нового, буржуазного разви­тия стали определённо побеждать феодально-крепостническую экономику.